Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Чешская история в чешском кино глазами чеха

Фолл Ян. Образы давней истории в чешском фильме // Добро пожаловать в сердце Европы: Ревю Чешской Республики / МИД ЧР. - Пардубице, 2009. - № 4. - С.30-33.
Перечисленные фильмы:
Борски Владимир. Ян Рогач из Дубе. 1947.
Вавра Отакар. Ян Гус. 1954; Ян Жижка. 1955; Против всех. 1956; Молот ведьм. 1969.
Данек Ольдржих. Славный поход. 1963; Ошибка короля. 1968.
Влачил Франтишек. Маркета Лазарова. 1967; Долина пчел. 1968.
Бочан Гинек. Честь и слава. 1968.

Ян Фолл (род. 7.3.1951, Пардубице) - член Пражской киноакадемии, публицист и кинокритик, член грантовой комиссии Пражского магистрата. Ниже текст статьи с небольшими сокращениями. Это типичный современный чешский текст культурной тематики, где, вне зависимости от темы, никогда не забудут попинать марксистов, припомнить ужасы сталинизма, намекнуть на происки Большого Брата и упомянуть о трудностях демократии.
-------------------------------

Фильмов, которые повествуют о давней истории, в чешском кинематографе относительно мало. Самые известные, снятые в пятидесятых-шестидесятых годах прошлого века, документируют политические изменения в нашей стране и творческое развитие нескольких известных режиссеров. Фильмы свидетельствуют и о том, как пропагандистское понимание истории в фильме смещалось к созданию вневременных произведений с экзистенциальным подтекстом.

<...> первым чешским игровым цветным фильмом стал исторический эпос "Ян Рогач из Дубе" (1947). Режиссер Владимир Борски экранизировал в нем театральную пьесу Алоиса Йирасека. Главный герой - вождь гуситов, который после поражения утраквистских бунтарей в битве у Липан нашел убежище в крепости Сион, откуда со своими верными соратниками продолжал бороться с вражескими превосходящими силами...

Интерес к гуситскому движению <...>, возможно, и злоупотребление им для коммунистических положений о "классовой борьбе", манифестировала известная трилогия режиссера Отакара Вавры.
Ее первая часть "Ян Гус" (1954) изображала судьбу известного реформатора <...>. Марксистское понимание конфликтов прошлого - поддерживаемое тогдашними молодыми историками - сразу же выдавала вступительная сцена. Перед лесами на храмовой постройке средневековые "безработные" ждут, когда смогут прийти на место тех, кто не выдержит убийственного темпа работы.



<...> Вступительный эпизод <"Яна Жижки"> - в противоречии с реальностью эпохи - показывал ненависть дворян, становившихся разбойниками, по отношению к эксплуатируемым подданным. <...>

В заключительной части гуситской трилогии с названием "Против всех" (1956) авторы были вдохновлены одноименным романом Алоиса Йирасека. Монументальный финал изображает битву на Виткове, где гуситы победили превосходящие силы крестовых войск. "Публика должны была прочувствовать, что потрясающий успех гуситов был результатом сплоченного коллектива простых людей, сражающихся - под руководством выдающегося вождя - против объединенных сил "местной и иностранной реакции". Таким образом, битва на Виткове, в понимании создателей фильма, переросла в прообраз грандиозной борьбы между коммунизмом и капитализмом", - подвел итог в своей критической статье историк Петр Чорней.




<...> В период относительного послабления, однако, тот же самый режиссер реализовал известную аллегорию об инсценированных процессах. Драма "Молот ведьм" (1969) появилась по одноименному роману Вацлава Каплицкого и возвращалась к событиям 1678-1695 в Великих Лосинах, связанных с чудовищной инквизицией. Круговорот нечеловеческих мучений и допросов, которые значительно напоминали механизм жесткой сталинской тирании, в фильме предзнаменует банальная случайность. Сумасшедшая нищенка при причащении прячет оплатку в платок. Ревностный священник из-за этого считает ее опасной колдуньей и вызывает безжалостного инквизитора. Этот закомплексованный мерзавец (Владимир Шмерал) развязывает террор, в котором резне подвергаются невиновные, включая неугодных духовных лиц.

Отклонение от пропагандистского понимания гуситского движения было отмечено в фильме "Славный поход" (1963), который по собственному сценарию снял драматург Ольдржих Данек. Его герой - "пехотинец истории" Ондржей Кершски (Петр Костка), который хочет отомстить за уничтожение своей крепости и найти невесту, похищенную крестоносцами. Поэтому он присоединяется к "славному походу", участники которого под руководством Прокопа Голи направляются в Норимберк с целью защитить гуситское движение. Личное сведение счетов и вся миссия, однако заканчиваются фиаско...

Акцент на индивидуальные судьбы в превратностях истории также ставился в следующей драме Данека "Ошибка короля" (1968). В ней повествовалось о конфликте правителя Яна Люксембургского и вельможи Йиндржиха из Липе, который в 1315 году был обвинен в предательстве и арестован.

Одну из самых интересных историй в декорациях истории разыграл режиссер Гинек Бочан в фильме "Честь и слава" (1968). Аллегория о противостоянии великодержавных интриг и личной чести разыгрывается в 1647 году, во время последнего этапа Тридцатилетней войны. В опустевшую крепость рыцаря Вацлава Рынды из Лоучки (Рудольф Грушински) приезжает утонченный представитель французского короля (Карел Гёгер) со своей легкомысленной спутницей. Бедного парня, который не хочет иметь ничего общего с политикой, склоняют к восстанию против Габсбургов. Импульсом к изменению позиции отказа для Рынды становится насильственная смерть местного священника. Приходит новость о Вестфальском мире, но несмотря на это "чешский Дон Кихот" с горсткой подданных выходит на бессмысленный бой... <...> По свидетельству режиссера, статические кадры снимались с большой резкостью, чтобы они напоминали полотна эпохи. При съемках использовалось настолько сильное освещение, что у актеров якобы расплавлялись пуговицы на костюмах.

Особым подходом к историческому материалу прославился, главным образом, режиссер Франтишек Влачил (1924-1999), автор саги "Маркета Лазарова" (1967), которую считаю лучшим чешским фильмом всех времен. Главным персонажем этих восхитительных картин средневековой жестокости является воплощенная невинность.



Девственница Маркета (ее сыграла Магда Вашариова), сначала обещанная Богу, а позже изнасилованная сыном рыцаря-разбойника, остается в варварском мире парадоксальным символом чистоты и надежды...

Многослойная работа с рядом достоверных человеческих архетипов (одним из самых выразительных является отчаявшийся герой Козлик в изображении лысого Йозефа Кемра) имеет совершенную музыкальную структуру. "У "Картин из истории чешского народа" Ванчуры композиция симфонической поэмы. Поэтому свой фильм я строил как музыкальный. Когда я не знал, что делать дальше, я включал Яначека, Мартину и Бородина", - уточнил Влачил.

"Маркета Лазарова" уникальна, главным образом, своей изобразительностью. Фильм разворачивается как галерея экспрессивно-поэтических полотен, рассказывающих о столкновении язычества и христианства, повседневной борьбе за выживание и о конфликтах средневековых людей с немилосердной природой. Об атмосфере, сопутствующей возникновению этого исключительного фильма, свидетельствует и воспоминание художника Теодора Пиштека: "О периоде начала тринадцатого века - кроме нескольких старых рукописей - вообще не было никаких источников. Я исходил главным образом из фантазии. Я представлял себе, что живу в давние времена и не могу зайти в скобяной магазин за листовым металлом. Но при этом мне надо быть защищенным в стычках. Я думал над тем, чем бы я оборонялся, потому что кольчуги и латы тогда обозначали невероятное богатство, они были только у самого состоятельного дворянства. Поэтому костюмы и реквизит для "Маркеты Лазаровой" делались из природных материалов - прежде всего из коровьей кожи, а также из дерева и кости. Реквизиторы ездили по бойням и привозили мне коровьи лопатки, из которых делались панцири. Из рыбьих костей получались спицы, наконечники копий были из рогов, а в качестве шлемов служили звериные черепа. Военную одежду делали по неточным старым рецептам из кудели, смоченной в смоле..."

Ключевой темой следующей драмы Влачила "Долина пчел" (1967) становится противостояние естественного стремления к свободе и фанатической веры. Потомок рода земана (низший дворянский титул, в основном на территории Словакии и Венгрии - прим. пер.) Ондржей (Петр Чепек) убегает из скандинавской крепости рыцарей ордена, куда его когда-то привел отец. За бывшим другом следит аскет Армин (Ян Качер), гонимый желанием заставить мнимого заблудшего вернуться с раскаянием. Тлеющий конфликт между двумя мужчинами перерастает в бессмысленное кровопролитие... История из второй половины тринадцатого века, снятая по сценарию Владимира Кёрнера, актуальна. Ее можно понимать как притчу о непримиримых экстремистах самых разных сортов, которые угрожают современной демократии.

В чешском кинематографе появились не только упрощенные исторические иллюстрации, но также и одухотворенные драмы, которые изображали вечные конфликты между добром и злом в старом мире рыцарей, крестьян и ведьм. К этой второй группе и относится саркастическая история Бочана о бедном рыцаре, аллегория Вавры об инсценированных процессах и раздирающие картины, проникнутые фантазией Франтишека Влачила.
Tags: историческое кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments