Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Вампиры в кино: те немногие две-три вещи, которые я знаю о них

Вампир в кино, также Носферату, Дракула – один из традиционных персонажей фильмов ужасов и системный элемент мистики в кино; человеческое существо, питающееся только кровью либо энергией живых существ.</span>
Самый успешный и знаменитый В. в кино непосредственно инспирирован образом Дракулы, персонажа из книги Брэма Стокера.
Однако это намного более древний персонаж фольклорного происхождения, имеющий, в частности, устойчивую традицию в странах Восточной и Юго-Восточной Европы (вурдалак, упырь), где олицетворяет собою злую энергию умерших предков, подпитывающуюся жизненными силами живых представителей рода.
Как мне, надеюсь, удалось доказать вот здесь, исходный архетип В. в кино стран Восточной Европы мало зависел от западного литературного источника (т.е. романа Брэма Стокера о Дракуле) и в большей степени подчинялся конкретным - очень конкретным! - политическим аллюзиям.

Фильмы о В. объединяются в самостоятельный поджанр, в котором необходимой фабульной компонентой является фантастическое допущение существования В.
Классический В. в кино – проклятый при жизни мертвец, чья душа продолжает обитать в истлевшем теле, не находя упокоения после отказа сограждан в проведении христианского погребального ритуала. Но все эти фантастико-биографические подробности, как правило, остаются за рамками киноповествования, поскольку подлинное призвание В. – быть ночным порождением тревожного подсознания, противостоящим живительной энергии солнечного света.
Причём тревожность подсознания зачастую означает ни что иное, как подавление нереализованной сексуальности, а противоестественная покорность и тяга жертвы к вампиру - сублимацию неподконтрольного разуму сексуального желания.

Поскольку одновременно в кинематографе разрабатывался образ Зомби, следует провести границу, отделяющую В. от ходячего мертвеца.
Во-первых, кинематографический В. всегда сохраняет способность к полноценной интеллектуальной деятельности и поэтому сохраняет свободу воли. Впрочем, в этом смысле современный кинематографический Зомби стремительно продвинулся вперёд по сравнению с классическими кинособратьями.

Во-вторых, как следствие первого отличия (то есть разницы в отношении В. и Зомби к свободе воли), сексуальная подоплёка контакта персонажей с В. является формой рефлексии над "нормальными" телесными интенциями, даже когда речь идёт о гомосексуальных и лесбийских контактах. В то время, как сама возможность сексуального контакта с З. приравнивается к некрофилии, даже если в качестве З. выступает живой человек.

Фильмография В. обширна и включает в себя шедевры мирового кинематографа, в том числе:
«Носферату, симфония ужаса» Фридриха Вильгельма Мурнау 1922,
«Вампир, или Страшное приключение Аллана Грея» Карла-Теодора Дрейера 1932,
«Носферату, призрак ночи» Вернера Херцога 1979.

Избранная фильмография картин о классических В.:
«Дракула» Тода Браунинга 1931,
«Дочь Дракулы» Лэмберта Хиллера 1936,
«Сын Дракулы» Роберта Сьодмака 1943,
«Дракула», «Невесты Дракулы» и «Дракула: князь тьмы» Теренса Фишера 1958, 1960 и 1966,
новелла «Вурдалак» в киносборнике Марио Бавы «Чёрная суббота, или Три лица страха» 1963,
«Живой труп» пакистанца Ходжи Сарфраза 1967,
«Обнажённый вампир» Жана Роллина 1970,
«Вампиры-любовники» Роя Уорда Бэйкера 1970,
«Граф Дракула» Хесуса Франко 1970,
блэксплотейшен «Блакула» Уильяма Крейна 1972,
«Лептирица» Джордже Кадиевича 1973,
«Пропащие ребята» Джоэла Шумахера 1987,
«Зависимость» Абеля Феррары 1995,
«Вампиры» Джона Карпентера 1998,
«30 дней ночи» Дэвида Слэйда 2007.

В страшной сказке «Валерия и неделя чудес» Яромила Йиреша 1969 В. символизировал “взрослость”, ограничивающую бурный всплеск витальной энергии юности, а в фильме «Тень вампира» Эдмунда Элиаса Мэриджа 2000 В. предстал как гуманоидное существо, обладающее отличными от человека чувствами и мотивациями.

Попытки разнообразить модель персонажа и приспособить его к жанровым клише привели к появлению фильмов о В., где вампиризм преподносится как своего рода заболевание обмена веществ, а сам В. испытывает человеческие чувства и даже потребность в социализации среди обычных людей, причём всё чаще используется "научно-фантастическая" модель вампира в противовес изначальной "фольклорной-сказочной":
«Мартин» Джорджа Ромеро 1977,
«Жажда» Рода Харди 1979,
«Голод» Тони Скотта 1983,
«С приходом тьмы» Кэтрин Бигелоу 1987,
«Кровь невинных» Джона Лэндиса 1992,
«Дракула Брэма Стокера» Фрэнсиса Форда Копполы 1992,
«Интервью с вампиром» Нила Джордана 1994,
«Надя» Майкла Алмерейды 1994,
«Блэйд» Стивена Норрингтона 1998,
«Что ни день, то неприятности» Клер Дени 2001,
«Впусти меня» Томаса Альфредсона 2008,
«Жажда» Пака Чхан-Ука 2009.

Современный кинематографический мейнстрим активно использует образ В. как переработанный поп-культурой образ 1) социально активного маргинала («Интервью с вампиром» Нила Джордана 1994, «Блэйд» Стивена Норрингтона 1998, «Другой мир»); 2) романтического одиночки, несущего бремя разрушительной силы и ответственности, уже даже награждая В. чертами положительного супергероя: сериал «Ангел» 1999–2004, мелодрама «Сумерки» Катрин Хардвик 2008.

Ответвлением вампирской тематики в жанровом кино являются фильмы о машинах-В., топливом которым служит человеческая кровь («Упырь от Ферата» Юрая Герца 1981, «Я купил мотоцикл-вампир» Дирка Кэмпбелла 1990 и некоторые др.).
Tags: вампиры в кино, словарь кинокритика, теория кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments