Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

"Шопен" Ежи Антчака

Временно увлеклась сравнением кинолент на сходные сюжеты. Ремейки, кинобиографии определённых персон, исторические хроники на одном и том же материале.
Обдумав впечатления от решения дилеммы "живописец и малодуховная публика" Гринуэем и Стеллингом, решила взяться и за кинобиографии музыкантов. Благо, начало уже положено фильмом Милоша Формана "Амадей". Поэтому, когда продавец dvd в Доме кино подсунул "Шопена", кочевряжиться не стала.

Шопен: желание любви = Chopin. Desire for Love: Биографическая мелодрама. Польша, 2002. Реж. Ежи Антчак. В ролях: Петр Адамчик (Фредерик Шопен), Данута Стенка (Жорж Санд), Михал Конарски (Ференц Лист), Адам Воронович (Морис), Божена Стахура (Соланж), Ядвига Бараньская (мать Шопена), Ежи Зельник (отец Шопена), Януш Гайос (великий князь Константин Павлович).

Начну с того, что на imbd.com обещано 134 минуты зрелища. Обложка диска предвещала 90 минут и ни секундой больше. Счётчик плеера насчитал 115 минут. Одно это способно поставить в тупик неискушённого покупателя пиратской продукции :).
Режиссёр Ежи Антчак (Jerzy Antczak) родился 25 декабря 1929 года. До покупки dvd я и слыхать о такой персоне не слыхала. Уверена только, что ударение в фамилии надо ставить на первый слог, по аналогии с некоторыми другими польскими фамилиями.
Скажу прямо - с "Амадеем" Формана ничего общего, если не считать запутанных любовно-семейных отношений, зависимости от дураков и смерти в нищете.
Лейтмотив "Шопена" - распад семьи, члены которой связаны узами зависти и соперничества. Находясь в зените писательской славы, Жорж Санд (в быту Аврора Дюдеван) добилась опеки над своими детьми - сыном Морисом, который уже вышел из подросткового возраста, и примерно 10-летней дочерью Соланж. Но детей в свой дом она взяла весте с новым сожителем - молодым польским эмигрантом Фредериком Шопеном (1810-1849). 
Брать в любовники мужчину немногим старше собственного сына и думать, что сыну будет всё равно... Быть знаменитой и смелой и полагать, что подросшая дочь не воспримет это как пример для подражания... Я бы не рискнула представлять Аврору Дюдеван чистосердечной искательницей душевного тепла, а польские киношники - рискнули, да ещё как! Правда, Данута Стенка, отдам ей должное, справляется с блеском с такой непростой сценарной ситуацией.
Остаётся только посочувствовать актёру Адаму Вороновичу. Его Морис - один к одному пасынок Барри Линдона из одноимённой ленты Кубрика, с теми же комплексами и мотивациями. Для разнообразия добавлена линия творческого соперничества: Морис не выносит, когда его слабенькие упражнения в искусстве акварели сравнивают с пыткой нервов для домочадцев, которую Шопен регулярно устраивает у пианино из-за творческого кризиса.
Основная коллизия определяется довольно трудно. Возможно, фильм о том, что Шопен потратил свои чувства на женщину, для которой они не были достаточно глубоки. А может, о чём-то другом. Но, определённо, финальные сцены, где у Петра Адамчика лицо загримированно как для вампира из фильма ужасов, а шея и руки не загримированы вообще - тягостное зрелище, дающее повод усомниться в достоверности всех показанных событий.
Что по-настоящему интересно, так это специфический историко-патриотический колорит. Ежи Антчак, по видимому с подачи сценаристки и актрисы Ядвиги Бараньской (она и автор сценария, и сыграла роль матери Шопена), сдобрил биографическое действо сентиментальным польским патриотизмом, до невозможности изгадившим финал, и довольно злобными антирусскими (пардон, антироссийскими) выпадами.
Выпады следующие:
1) Великий князь Константин Павлович - уродливое полусумасшедшее чудище с кривыми зубами, женатое на польском ангеле красоты, - олицетворяет беспощадный ужас русской оккупации: издевается над вызванным во дворец пианистом (Шопеном) и приказывает заковать в кандалы шестерых офицеров. Как может быть таким придурком человек, старший брат которого - общепризнанный красавец Александр Павлович, а младший брат - мужчина хоть куда Николай Павлович?.. Не может же он быть придурком только потому, что женился на польском ангеле красоты...
2) Показанный со спины казак в новёхонькой шинели, никак не ассоциирующейся с 1831 годом, нещадно лупит прикладом по клавишам пианино в мирном польском доме (доме Шопенов). Жуткие кадры повторяются раза три или четыре, на случай, если зритель не вчувствовался с первого раза. С какой целью было совершено надругательство над музыкальным инструментом, не объясняется. Не иначе, искали прокламации или следы переписки с партизанами. Можно было бы расширить тематику польской партизанщины, за счёт скучноватых сцен с любовниками Авроры.
3) Имперский офицер-пограничник в 1849 году пытается раскрутить на взятку убитую горем сестру Шопена, в траурном платье везущую на родину сердце брата. Больше ей на родину везти было нечего, потому что при всей своей любви к маменьке никакого наследства великий сын ей не оставил. Только духовное наследие - любить Польшу, царицу предзакатных пейзажей.
Tags: 2000-2009, костюмное кино, мелодрамы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment