Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Клатбеще домашних Елен

Грёзы: Мелодрама на сюжет романа Жоржа Роденбаха "Мертвый Брюгге".
Россия, 1915. Реж. Евгений Бауэр.
Госпожа Елена Неделина (Н.Чернобаева) скончалась во цвете лет. Вдовец (Александр Вырубов) принялся горевать, да приметил одну актриску, Тину Виарскую (снова Н.Чернобаева), на лицо и фигурой ну точь-в-точь Елена-покойница.
Стоило Тине вылезти из гроба в соответствующей сцене оперы "Роберт-Дьявол", как Неделина переклинило, и он забрал новую пассию к себе домой в качестве живого сувенира на память о горячо любимой супруге.
Виарская в восторге. Поступить на содержание к одинокому богатому мужчине - это ли не предел желаний для особы, вынужденной полагаться на милости судьбы.
Но манеры Тиночки оставляют желать лучшего. Хватается немытыми руками за портреты Елены, расставленные по всему дому. Настойчиво домогается права рыться в шкатулке с Елениными брульянтами. Потребовала секса, нахалка. Секс с как бы покойницей, вы представляете?!.. Потом и вовсе схватила косу Елены, заботливо сложенную вдовцом в прозрачный ларчик, и обращалась с косой непочтительно.
Ужасная баба, словом. Неделин обиделся и нафиг задушил Тину косой покойной Елены. Fin.
Мораль: Вот что бывает, когда призываешь обратно домой покойника. Является чудовище.
Мораль вторая: Был бы у Неделина интернет, он бы платил Тине из яндекс-кошелька и любовался через веб-камеру. Куда ему больше-то?
Мораль третья: Девушки, да не связывайтесь вы с этими психами! Он, небось, и Елене в сексе отказывал. Мол, ты, любимая, вся у меня хворенькая, чуть что в лёжку валяешься, вот и отдыхай, отдыхай, отдыхай... А сам стопроцентный фетишист, с ненормальной тягой к распущенным волосам жены. А у неё, извиняюсь, грудь, ноги, ручонки шаловливые. На всё наплевал, знай только шпильки из укладки средь бела дня вытаскивает, аспид окаянный. Ему что, он стриженый, а попробуй-ка длиннющие волосы заново баранкой уложи. Чем так над женщиной издеваться, лучше б кошку завёл. Или попугайчика.

Эпизод с оперой на открытой летней площадке очень познавателен. Как публика выглядит, как сцена декорирована, - мне прям не оторваться было. Паутина на оперном кладбище колыхалась весьма внушительная. Кордебалет покойниц из гробов повылезал не очень слаженный, но бодрый и трогательный; мест для плясок на сцене мало, кругом надгробные плиты из папье-маше, и девушки теснятся у края сцены. Ещё дважды показали забавный театральный спецэффект - густой дым из разверзнувшейся могилы.
Tags: 1910-1919, двойники, мелодрамы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments