April 22nd, 2008

Адела

Гриззли / Grizzly Man (США, 2005, реж. Вернер Херцог)

Не испытываю пиетета перед документальным кино, но - Вернер Херцог есть Вернер Херцог. Пришлось посмотреть этот спор оптимиста с фаталистом.

Некий Тимоти Тридвелл, блондин спортивного телосложения, завязал с кинопробами и наркотиками и подался в защитники животных. В течение 13 лет он незаконно поселялся в палатке на территории одной из природоохранных зон Аляски и наблюдал за жизнью тамошней популяции медведей-гризли, а заодно и за местными лисицами, коих избаловал до невозможности. С собой в палатке мистер Тридвелл часто размещал какую-нибудь даму, любящую жизнь на свежем воздухе.
Работники заповедника по мере сил гоняли мистера Тридвелла, дабы не приучал животных к виду человека, поэтому пылкий натуралист в совершенстве освоил искусство камуфляжа.
Он всё время повторял перед камерой, как он любит медведей, как он готов умереть за них, как он хочет защитить их. Как и от чего Тридвелл защищал гризли, осталось непонятно: во время единственной встречи с браконьерами (а, скорее, обычными туристами) Тридвелл спрятался в кустах и честно признался, что боится, вдруг его заметят. Ещё однажды Тридвелл во время засухи (на Аляске, оказывается, бывает и засуха!) расчистил среди камней путь для ручейка, по которому рыба могла бы пойти на нерест; но рыба не пошла и голодные медведи продолжили жрать своих детёнышей.
Ближе к концу "Grizzly Man" прозвучала фраза о некоем ежегодном "прореживании" популяции заповедника, но сам Тридвелл в отобранном для херцеговского фильма материале ни разу не упомянул о плановом отстреле медведей.
На деньги, собранные экологическим фондом, курируемым бывшей подружкой, мистер Тридвелл вёл киносъёмку и наснимал в общей сложности 100 часов. Он фиксировал повседневные занятия медведей и лисиц, а также собственные монологи перед объективом. Своих сожительниц мистер Тридвелл не фиксировал, поскольку они не вписывались в концепцию полного слияния с природой.
Смонтировать свой фильм Тимоти не довелось. В октябре 2003 года он и его подруга Эми Хьюдженард были растерзаны и съедены старым гризли прямо возле палатки, при закрытом объективе камеры, но со включённой записью звука.
Из киноплёнки Тридвелла и собственных съёмок Херцог смонтировал фильм о жизни Тимоти Тридвелла среди медведей-гризли, а заодно и о том, каким он остался в памяти людей, которые его знали. Интервью Херцогу дали две любившие натуралиста дамы, привозивший Тридвелла в заповедник пилот самолётика, исследовавший останки Тима и Эми патологоанатом, работник заповедника, родители Тридвелла, а также приятель наркотического периода.
Все они так или иначе подчёркивали, что Тим Тридвелл был счастлив только среди медведей и что его любовь к ним не была слепой - он часто упоминал, что хотел бы такой смерти, какую и встретил.
Монтируя свой материал с чужим, Херцог выдерживает тонкий баланс между раскрытием взгляда героя на медведей и собственного взгляда и на медведей, и на героя. Там, где Тридвелл видел иной мир, отличный от человеческого, Херцог видит равнодушную к людям Природу, не знающую ни добра, ни зла. Животные, которые для Тридвелла стали объектом любви, для Херцога являются частью противостоящего человеку мира.
Про хорошенькую блондинку Эми Хьюдженард не осталось известно ничего, кроме того, что она 1) боялась медведей и 2) бросилась со сковородкой спасать Тима, когда его схватил гризли, хотя могла убежать.
Адела

Улыбки летней ночи (Швеция, 1955, реж. Ингмар Бергман)

Старая чёрно-белая комедия, примечательная лишь громким режиссёрским именем.
Первый час просмотра не покидало ощущение, что экранизирована одна из пьес Оскара Уайльда. Затем действие резко превратилось в пошлейший французский водевиль, в следующую же минуту - в бергмановскую драму, и - снова в водевиль. (Такое впечатление, что в дело вмешался выскочка-продюсер).