September 21st, 2008

Адела

Как я стала киноманом ("Выпускник" Майка Николса)

Мой интерес к кино начался с "Выпускника" Майка Николса (США, 1967).
Ужасно раздражали два эпизода: в обоих молодой герой Бен в исполнении Дастина Хофмана сидит у себя в комнате, прямо глядя на зрителей. Сидит, и ничего не делает, ровно ничего для развития сюжета. Просто оба раза в комнату заглянул его отец и напомнил, что сюжет всё-таки как-то развивается.
И только когда я заметила разницу в освещении, всё стало на свои места. В первой сцене парень сидит в полутьме так, что просунувшемуся в дверь отцу профиль сына кажется ярко освещённым светом из коридора. В то время как мы, зрители, видим и вторую, тёмную сторону лица Бена, незаметную его отцу.
Во втором случае всё наоборот: отец видит сына "тёмным", а наедине с собой Бен освещён так ярко, что его лицо словно плывёт над полумраком. Это потому, что наступил момент, когда Бен уже не кажется родителям светлой личностью, а наоборот, всех пугает своими эскападами. Но сам Бен не тянется ко злу - вот он сам для себя и "светлый".
Как-то так.
Вот так я поняла, что даже непонятные для меня места в кинофильме могут иметь вполне разумное объяснение.
Адела

Вроде бы, мой ник уникален

"Гуглила" слово adzhaya. Оказалось, на весь Интернет я одна такая.
Наверное, всё дело в транскрипции. Никто так не пишет слово "Аджайя".
А само слово - из далматинской ( то есть хорватской) книги XVIII века, автор - священник Вид Дошен (1720-1778), называется "Змей семиглавый, боевым копьем ударенный".
 

Collapse )