April 22nd, 2009

Адела

"Рождение нации" Гриффита, 1915

РОЖДЕНИЕ НАЦИИ
США, 1915.
Реж. Дэвид Уорк Гриффит.

В ролях: Ральф Льюис (Остин Стоунмен, политический деятель на стороне северян), Лиллиан Гиш (Элси Стоунмен), Генри Б. Уолтхолл (полковник-южанин Бен Кэмерон), Мэй Марш (Флора Кэмерон, младшая сестра Бена), Мириам Купер (Маргарет Кэмерон, старшая сестра Бена), Джордж Сигман (влюблённый в Элси мулат-карьерист Сайлас Линч), Уолтер Лонг (влюблённый во Флору негр-гопник Гэс), Дженни Ли (нянюшка Мамми) и др.

Приступая к просмотру, наивно готовилась дать Гриффиту скидку на дремучий 1915 год, когда снимать батальные сцены, попытки изнасилования, массовые грабежи, прыжки со скалы и прочие постановочно сложные зрелища, - снимать всё это уже могли, но куда ж им всем до титанов нашей современности. Жизнь меня немедленно наказала: первые полчаса небрежно косясь на экран, весь последующий немалый хронометраж фильма я всё больше попадала в зависимость от экранных страданий и приключений.

"Рождение нации" предъявили публике в феврале 1915 года, а уже в 1916 году в прокат вышел следующий фильм Гриффита "Нетерпимость", который по сию пору держит место в сотне лучших фильмов мирового кинематографа.

Да, Гриффит своё дело знал, уж поверьте. Там есть, например эпизод штурма одиноко стоящего домика отрядом негритянской милиции, - сквозь забитые досками окна к обитателям домика тянутся страшные руки... и новые и новые фигурки подтягиваются к штурмующим... Так я утвердилась во мнении, что идея "Ночи живых мертвецов" Дж.Ромеро имеет корни времён первой мировой войны, а первая киноатака стада зомби на представителей прогрессивного человечества состоялась не позднее 1915 года.

В "Рождении нации" хроника событий войны Севера и Юга и последующего болезненного политического и социального переустройства США изложена как хроника событий личной жизни двух сестёр Кэмерон и невесты их брата Бена.

Три девицы под окном... всё никак не могли выйти замуж. А ведь и умницы, и красавицы, и из приличных семей с Юга.
Но то в США гражданская война, и все женихи умчались спасать родину... то принимают закон о межрасовых браках, и на девиц имеют матримониальные виды совсем не подходящие кавалеры...

Бывшие рабы ведут себя по-хозяйски, без церемоний. Джентльменам с Юга приходится приложить немало усилий, чтобы уберечь своих сестёр и невест от новоявленных пылких обожателей, и не всегда их усилия успешны. Тем более, что к сексуальным домогательствам прибавляются и политические преследования, ведь обозлившиеся девы непрочь пошить белые балахончики для местных партизанских отрядов - Ку Кл... дальше термин и сами знаете, не стану печатать полностью, чтоб не привлекать на форум маньяков.

В эпоху агрессивной толерантности "Рождение нации" не может иметь широкое хождение, поскольку деятельность Ку.Кл. представлена там в ключе героической партизанщины, а противодействие со стороны представителей законной власти выглядит как беснование разобиженных узурпаторов.

С другой стороны, Гриффит последовательно иллюстрирует тезис о том, что всякое действие порождает противодействие, и поэтому причину появления пресловутых парней в белых простынях следует искать не в природной злобности нрава белых обитателей Юга, а в политических просчётах, равно допускавшихся и добренькими идеалистами, и коварными карьеристами.

Лично мне наблюдать атаку "доброй" ККК-конницы на "злые" негритянские патрули было, скорее, забавно. Актёры-"белые" вбегали в кадр и вставали в позу Супермена, фронтально подбоченясь, после чего "негры" разбегались, да и всё.

К тому же, заканчивается фильм эпизодом, иллюстрирующим выход противостояния на следующий исторический этап, - "злые" ку.кл.-деятели мешают нормально жить обычным неграм-работягам. На мой взгляд, Гриффиту всё-таки удалось перетянуть расовый конфликт на уровень конфликта социального, - хотя одиозно настроенные зрители готовы видеть в финальном эпизоде только апофеоз торжества "расы господ".

Напоследок - о клубничке эпохи Великого Немого. Рекомендую обратить внимание на две милые сцены:
1) Упражнения Флоры на бревне в сцене с белочкой. Гэс в полном ступоре наблюдает за этими бесчинствами из близлежащих кустов и приходит к мысли немедленно расстаться со своей холостяцкой невинностью.
2) Шикарный обмен телодвижениями между сидящим Линчем и стоящей Элси - пока он, сидя, принимает чуть более небрежную позу, камера снимает только его...хм... зону бикини :) а Элси от ужаса немедленно пытается взобраться на стену.

Бонусом идёт трогательное зрелище - бесчувственная крошка Элси (божественная Лиллиан Гиш) поникла в лапах огромного мулата. Хотя до этой сцены актёры Гиш и Сигман не контрастировали по своим линейным параметрам столь радикально, создано полное ощущение сломанной Барби в лапах Кинг Конга.
Адела

Атака легкой кавалерии / The Charge of the Light Brigade (Великобритания, 1968, реж. Тони Ричардсон)

Драма-"реконструкция", байопик человека-загадки Л. Э. Нолана, версия событий, связанных с легендарной конной атакой против русской артиллерии в октябре 1854 года в ходе Крымской войны.
В ролях: Дэвид Хеммингс (капитан Льюис Эдвард Нолан), Тревор Ховард (лорд Кардиган), Джон Гилгуд (лорд Реглан), Гарри Эндрюс (лорд Лукан), Ванесса Редгрейв (Кларисса Моррис), Марк Бёрнс (друг Нолана капитан Уильям Моррис), Джилл Беннетт (миссис Фанни Дюберли), Питер Боулз (казначей капитан Генри Дюберли) и др.

Каждый англичанин знает, что в Крыму под Балаклавой есть Долина Смерти, где полёг цвет английской аристократии.
Из-под печатной машинки сценаристов Джона Осборна (автора пьесы "Оглянись во гневе") и Чарльза Вуда вышла духовная биография капитана Нолана, чья роль в истории осталась более, чем неоднозначной. Благодаря этому персонажи, по необходимости предстающие окарикатуренными уродами-властолюбцами и дегенеративными солдафонами, оказались помещены в систему нравственных координат, отличную от привычной нам системы "чёрное-белое".
В качестве режиссёра выступил Тони Ричардсон (1928-1991), один из мастеров поколения "рассерженных молодых людей" ("Оглянись во гневе", "Вкус мёда", "Одиночество бегуна на длинную дистанцию"). Он плавно провёл "Атаку..." от светской мелодрамы до социального конфликта, а там и вывел на путь экзистенциальной драмы, попутно поставив одну из мощнейших сцен военного смертоубийства в кинематографе 1960-х - 1970-х.

Роль капитана Нолана блестяще сыграл Дэвид Хеммингс, к тому моменту уже ставший широкоизвестным благодаря "Фотоувеличению" Антониони. Он воплотил именно ту смесь аристократического снобизма, богемного байронизма и буржуазной карьеристской прогрессивности, которой одною можно объяснить невероятную канву событий октябрьского дня 1854 года.

Из особых киношных приёмов запоминается газетно-карикатурные аллегории "русского медведя", "британского льва", "галльского петуха" и прочих европейских зверюшек и птичек. Эти мультипликационные вставки не только оригинально передают дух эпохи, - войну в зеркале газетной истерики, - но и забавнейшим образом (и, разумеется, вполне осознанно) символизируют конфликт между мечтой и действительностью в отношениях НАТО и СССР конца 1960-х.