May 8th, 2009

Адела

В поисках высокой неклассики

Аранда Висенте. Любовники. Испания, 1991.
Испания 1950-х. Демобилизованный солдат Пако считается женихом влюблённой в него образцовой служанки Трини. Но, что поделать, его выбрала в любовники аферистка Луиза (всегда божественная Виктория Абриль), у которой Пако пришёл снять комнату.
В браке с юной набожной Трини у складского грузчика есть шанс завести собственный бизнес, поскольку у Трини есть небольшие накопления. С горячей вдовушкой Луизой его ждут взаимная страсть и финансовая катастрофа.
Почему этот Пако такой ценный приз, я не поняла: мало ли в Испании молодых и здоровых грузчиков, причём грузчиков инфантильных, безинициативных и малоинтересных. Тем не менее, Трини и Луиза крайне болезненно воспринимают саму мысль о существовании друг друга. Пако уже и сам не знает, которой из двух он жених, а которой - любовник.
Целый фильм длится простая и сравнительно понятная история вруна, пытающегося не поссорится с обеими женщинами. Однако, финал оказался сокрушительно жестоким, на уровне античной трагедии.

Ардженто Дарио. Феномен. Италия, 1984.
Дженнифер, дочь актёра-кинозвезды, кочует по пансионам для девочек, где свежая девичья красота однажды обязательно притягивает к себе всех демонов больного подсознания. Цветы невинности насаживаются на пику, подобно кускам мяса на шампур, а полиция и руководство пансиона даже охранника в холл не ставят.
Практически сразу становится понятно, что в "Феномене" эксплуатируется идея беззащитности индивидуума перед своими страхами. Всё же, материализация феномена зависти приняла у Ардженто совсем уж причудливый характер. С другой стороны, кто ж ещё может ненавидеть юных красавиц, как не самый жуткий уродец, какого только смог придумать художник-постановщик?
>
Аркан Дени. Нашествие варваров. Канада, 2003.
Последние дни жизни пожилого канадского университетского профессора, известного как гедонист, кухонный социалист и завзятый бабник.
Дени Аркан предложил несколько неожиданный взгляд на подведение жизненных итогов, на размышление о конфликте поколений и на охрану рубежей культуры. Здесь умирающий представитель поколения свободной любви, наркотиков и социального неповиновения наблюдает, в чьи руки попадёт культура, которую его поколение играючи сдало нашествию варваров - циников и бездельников, ставших хозяевами жизни при попустительстве таких как он интеллектуалов.
Странным образом, его сын-бизнесмен, вызывавший в отце только разочарование своей приземлённостью и неодухотворённостью, вдруг - не через трепотню языком, а через активное действие, - раскрывает такие грани своей натуры, именно которые и требовались в ситуации со стремительно угасающим онкологическим больным. Организовывает отдельную палату. Находит способ снять боли героином. Обеспечивает отцу общество друзей.
Фильм смотрится с интересом. Однако чёткости выводов от него ждать не стоит.
Не знакома с канадскими реалиями и поэтому не могу судить, почему в "Нашествии варваров" никому не досталось так, как медицинским профсоюзам.

Баркер Клайв. Ночной народ. США, 1990.
Эффектная история противостояния истинного и мнимого уродства. Но для меня - история слишком запутанная. Поскольку здесь предметом Клайва Баркера стал "образ врага", фильм оказался, пожалуй, чуть перегружен социальными аллюзиями. При этом некоторым персонажам, - укусившему Аарона Буна монстру с длинными косичками-дредами и пьянице-священнику, - не хватает хотя бы самой общей предыстории, объясняющей истоки их непримиримости.
В персонаже Дэвида Кроненберга, психоаналитике Деккере, не смогла углядеть психологической мотивированности. Желание изничтожить мутантов понять ещё как-то можно, но чем ему не угодили мирные американские обыватели и их малютки-дети? Поскольку из фильма не ясно, а книгу я не читала, рискну предположить, что кровавые видения Аарона вызвали в убийце неконтролируемый приступ зависти. Маньяк, что с него взять! Убийце приходилось потопать ножками и помахать ручками, чтоб добраться до жертв, а телепат Аарон получал всё совершенно даром во сне и даже не без удовольствия.

Борнедаль Уле. Ночное дежурство. Дания, 1994.
Студент Мартин устроился работать ночным дежурным в морге. Он совсем не обрадовался, когда понял, что какой-то некрофил облюбовал этот морг для своих развлечений. Тем временем в городе орудует маньяк, потрошащий проституток, а весёлый приятель Мартина не прекращает свои опасные шуточки над ночным дежурным.
Хотела увидеть фильм потому, что запомнился снятый тем же режиссёром американский ремейк 1997г. Существенное отличие одно - на роль приятеля Мартина у американцев был взят харизматичный актёр Джош Бролин с внешностью героя-любовника, отчего персонаж автоматически попадал в число подозреваемых в серийных убийствах. В датском фильме типаж актёра совсем иной (он похож на Джеймса Белуши), из-за этого акцент сразу смещён на настоящего убийцу. Справедливости ради замечу, что и датский актёр на роль Мартина тоже не отличается ярко индивидуальной внешностью - сразу напомнил Тиля Швайгера.

Варнье Режис. Я хозяин замка. Франция, 1988.
Франция, 1954г. Два маленьких мальчика остро переживают смерть родителей. У белобрысого припадочного Тома умерла мать, зато его отец - богатый землевладелец. У темноволосого Шарля отец пропал без вести в Индокитае, зато мама-медсестра - само совершенство и красотка, каких поискать. Том завидует изобилию материнской ласки, изливаемой на Шарля. Шарль завидует изобилию денег, защищающих Тома от превратностей неустроенного быта.
Музыкальная тема фильма взята из балета "Ромео и Джульетта" Прокофьева. Однако в рассказанной истории больше ассоциаций с перипетиями "Золушки", только конфликт сводных братьев не может найти своё разрешение за пределами семьи, обратившись в традиционное соперничество за какую-нибудь принцессу. Все свои отношения дети выяснят между собой, и добром дело не кончится.

Вендерс Вим. Страх вратаря перед одиннадцатиметровым. ФРГ-Австрия, 1971.
Вендерс ранний, но уже вполне фирменный. Любителям экшена здесь ловить вообще нечего. Исключительно неторопливая история о случайном убийстве и всегдашнем одиночестве.

Спилберг Стивен. Парк Юрского периода. США, 1993.
Джонстон Джо. Парк Юрского периода-3. США, 2001.
Ради Сэма Нила я и не такое могла бы посмотреть. Хотя вообще-то неприятно видеть на экране вопиющую халатность и самонадеянность людей, имеющих дело с хищными тварями размером с трёхэтажный дом. Однако у Спилберга применён удачный ход - герой Сэма Нила не столько борется с динозаврами, сколько со своей некоммуникабельностью в общении с тинейджерами. Ещё не известно, с кем ему труднее иметь дело, ведь динозавры хотя бы предсказуемы.
В фильме Джонстона ужасно раздражала Теа Леони. Какая-то в ней искусственность, в то время как даже ненавистная мне Лора Дерн смотрелась вполне по-человечески.