January 18th, 2013

Адела

Только для сумасшедших (Таллиннфильм, 1990, реж. Арво Ихо)

В главной роли Маргарита Терехова.
С одной очень доброй и умной женщиной вошёл в тесное соприкосновение один очень злой и хитрый мужчина. То ли она быть доброй перестанет, то ли он подобреет, - до самого финала завеса тайны.

Collapse )

Властный папаша, параноидально зацикленный на единственной дочери, годами аннигилировал вокруг девочки всё живое. И вот дочуркиного мужа, жертву особо кардинальной аннигиляции, сумела спасти больничная медсестра Рита - запросто переспала с парнем, порезавшим себе вены.
Конечно, замужним женщинам в канун полтинника не полагается собственным телом излечивать сексуальные неврозы молодых мужчин, годящихся им в сыновья. Но, по правде говоря, Рите не впервой заниматься целительством особого рода. Так что дело сделано, и теперь затюканный муж папиной дочки отказался от мысли о суициде.
Увы, Рита тут же попала в зону аннигиляции, потому что монументальный в своей ненависти папаша задался целью лишить нежеланного зятя духовных якорей. Ранее папашин маниакально-депрессивный психоз весь уходил на контроль над дочуркой. Но дочурка, которую мы так ни разу и не увидим, явно бунтует где-то за кадром, поэтому вся мощь психоза обрушится теперь на "проститутку", виновницу возвращения зятя из больницы.
Поскольку папаша полный псих, когда-то ради трёхлетней дочери отказался от повторной женитьбы, то в его нападках на "шлюху" по-любому должна быть сублимация сложного комплекса подавленных сексуальных желаний. Собственно, именно в нём и увидела своего самого главного пациента наша героиня, сторонница нетрадиционной сексотерапии. Очень опасная затея - пытаться снять со взрослого придурка порчу, которую он сам на себя наложил. Проблема в том, что у чадолюбивого психа тоже есть духовные якоря - зашоренные мещане, готовые побивать камнями блудниц.
Кто кого, в общем.
Смотреть отчасти сложно, сказывается привычка к новорусским сюжетным формулам, где мир делится на богатых и бедных. А это ещё то, старое кино, где мир делится на злых и добрых. А в данном конкретном случае - на сильных ненавистью и сильных любовью.