January 20th, 2013

Адела

Текущее анимационное

Ну вот, теперь ещё и "Нового Гулливера" придётся перемотреть. Прочла в посте историка анимации Георгия Бородина о количестве монтажных переделок, переозвучаний, дополнений и редактур, внесённых в фильм 1935 года в 1960 году, чуть кондрашка не хватила. Считай, фильм никогда не видела.
Из того же журнала узнала об интернет-публикации книги Ю.Баяндиной по истории пермской анимации (1965-1997гг.). Срочно в копилку.
Заодно подписалась на журнал историка анимации Сергея Капкова kapkoff.
Адела

Женская готика

Пусть надо мной все смеются, но продолжаю читать "Формулы страха" Дмитрия Комма, несмотря на свою идиосинкразию к чтению книг. Добралась аж до 55-й страницы.
Параграф "Женская готика" был встречен мною с неожиданным воодушевлением. Прям по списку Дмитрия накачала себе принципиально важное из кино США 1940-х.
"Газовый свет" Кьюкора видела. Впечатлил, хотя и не понравился совершенно.
"Подозрение" Хичкока видела. Хичкок угодил, особенно адским финалом.
"Завороженный" Хичкока не заинтересовал. Не доверяю теме амнезии.
"Соблазненные" Дугласа Сирка и "Рискованный эксперимент" Жака Турнёра на Рутрекере не нашлись, равно как и нужные фильмы каких-то совершенно неизвестных мне Джона Брэма (на Кинопоиске он Джон Брам, но это не помогло) и Флетчера Маркла.
В итоге в планы просмотра попали "Ребекка" и "Тень сомнения" Альфреда Хичкока, "Винтовая лестница" Роберта Сьодмака, "Пленница" Макса Офюльса, "Драгонвик" Джозефа Лео Манкиевича, "Тайна за дверью" Фрица Ланга, "Водоворот" Отто Преминжера, "Подводное течение" Винсента Минелли.
Ну-ну, посмотрим, как творческие мужчины 1940-х представляли себе женское бессознательное.
На 52-й странице есть ещё несколько английских шедевров жанра, но решила не распылять силы. Американцы отдельно, англичане отдельно, Хичкока считать мутантом.
Из области печального: на 51-й странице внизу притаилась очепятка. Одним из самыМ популярных жанров - позор корректору.
Адела

Пленница (США, 1949, реж. Макс Офюльс)

Мечты Молодой девушки Леноры Имс сбылись. Она вышла замуж за миллионера Смита Олрига. Однако после свадьбы она понимает, что ее муж безумен. Она уходит от мужа и устраивается на работу в больницу в бедном районе. Там она встречает доктора Лэрри Кинаду и влюбляется в него. Но ее муж не собирается с этим мириться...
Привожу данный шедевр бытописательства в том виде, в каком он застукан мною на Кинопоиске. Уж не знаю, кто автор, но смотреть фильмы совместно с этим человеком должно быть ещё то развлечение. Возможно, это тот же самый деятель, кто не пожалел сил на составление ультранаивного превью к фильму "Сотри кровь с моих рук поцелуями", а я - тот ребёнок, который приходит и отбирает пряники.
Смит Олриг не был безумен. Вредный характер ещё не диагноз.
Больница в бедном районе - это кабинет гинеколога и кабинет педиатра с одной секретаршей в общей приёмной.
Муж, стиснув зубы, мирился абсолютно со всеми финтами жёнушки, кроме опасности абортирования младенца.

Collapse )
Адела

Винтовая лестница / The Spiral Staircase (США, 1945, реж. Роберт Сьодмак)



Нападающий на инвалидок сельский убийца-маньяк активизировался, а единственной подходящей жертвой осталась только одна девушка - немая служанка Хелен из отдалённого богатого дома. Все вокруг уверены, что Хелен в смертельной опасности, поэтому в рещающий момент, разумеется, рядом с девчонкой не оказалось никого покрепче с кочергой наперевес. Зрителю остаётся гадать, будет ли успешной отчаянная попытка немой бедняжки спастись бегством из дома, где в конце винтовой лестницы её караулит свирепый душегуб.
Абсолютно не прониклась. "Винтовым лестницам" мира сего очень везёт, что такие зрители, как я, скорее маргиналы, чем представители общественного мнения, а то фиг бы подобное кино признавали за классику.
Фильм правильно выстроенный, как сочинение на заданную тему, не интересное автору.
Нет человека скучнее маньяка, и Роберт Сьодмак пророк его. Женское бессознательное не обнаружено, хотя я очень старалась. Зачем действие помещено в 1916 год, вообще не поняла. "Почему ты не остался во Франции?" - вопросила любящая мать любимого сына. Газеты, дура, читай.