January 29th, 2013

Адела

Грязная Мэри, сумасшедший Ларри (США, 1974, реж. John Hough)



Троица неудачников взялась изловить синюю птицу удачи. Безмашинный автогонщик, его механик-алкоголик и примкнувшая к ним бывшая группи, которой некуда податься после тюряги, куда она попала за магазинные кражи. Во девка - 22 года, ни образования, ни трудового стажа, сожительствовала с рок-музыкантами, дура дурой, хотя почему-то умная. Стрекоза, блин. Мне, муравью, такую не понять и не оценить.
По ходу дела выясняется, что каждый из троих отличается какими-либо добродетелями, но... как говорится, рад бы в рай, да грехи не пускают. Они не собирались и не стали избивать женщину-заложницу ради мешка денег из кассы супермаркета. Но попробуйте объяснить это заложнице, лично я бы и не пыталась.
Это фильм-погоня, снятый так, чтоб зрителю ощущение автомобильных гонок передалось физически. Мне передалось моментально, так что больше я на экран при шуме моторов старалась не глядеть, потому что мой вестибулярный аппарат яростно ненавидит любые автомобили. Ещё это фильм-драма, потому что автомобильные гонки не заслоняют, а только подчёркивают разницу характеров трёх персонажей. Характер нордический, не женат. Но если Ковальски в "Исчезающей точке" даже молчанием показывал, что за ним хоть на край света по снегу босиком, то в одной машине с этими тремя оказаться не захотелось. К ним возникает немалая симпатия, и она сродни жалости, что в миллион раз реалистичнее, чем сага о Ковальском. А что Ковальски, он весь в 1971 году остался, а на дворе стоял 1974 и жизнь продолжалась.
Адела

Самурай с ножнами (Япония, 2010, реж. Hitoshi Matsumoto)



Комедийная драма. Либо трусливый самурай-дезертир рассмешит больного инфанта, либо малютка-дочь самурая останется круглой сиротой. Тридцать дней по попытке в день, и каждый день на манеже самый печальный в мире клоун.
Пусть самурай не мог быть отчаянно храбр в бою. Но для каждодневного самоунижения в борьбе за жизнь тоже нужна сила воли.
Тайна клоунского успеха, если он и состоится, в том, чтобы завоевать симпатии публики. Тонкие нити личных отношений постепенно завязываются между самураем и двумя охранниками, самураем и тремя киллерами, самураем и простыми горожанами, самураем и злым отцом инфанта. Наконец, с родной дочерью тоже надо как-то контактировать, хотя от стыда даже глаз на неё не поднять.
- Ты приговариваешься к сеппуку! - день за днём провозглашает судья после беглого взгляда на безучастное, восковое личико инфанта. Напряжение растёт, публика скандирует имя клоуна. И вот он уже выходит на арену не как жалкий клоун, а как самурай...
Прежде, чем наступит растянутый, отчасти выматывающий нервы, финтообразный финал, вы успеете подивиться тому, как соединены в одном визуальном ряду традиционные образы самурайского фильма, японского театра и тарантиновского кича.

Collapse )

This entry was originally posted at http://adzhaya.dreamwidth.org/829849.html. Please comment there using OpenID.
Адела

Отель монстров (США, 2012, реж. Genndy Tartakovsky)

У одной очень милой девочки ста восемнадцати годочков от роду



был самый красивый, умный и добрый папа на свете, (ой, поменяйте картинку, он здесь не одет),



Collapse )

This entry was originally posted at http://adzhaya.dreamwidth.org/830201.html. Please comment there using OpenID.