May 22nd, 2013

Адела

Мертвая шахта (Индонезия, 2012, реж. Стивен Шейл)



Сомневаюсь, чтоб поэт Шиллер после просмотра данного кино - если б, конечно, получил таковую возможность, - внёс бы существенные коррективы в свой трактат "О причине наслаждения, доставляемого трагическими предметами". В далёких 1780-х, когда его занимала эта тема, немецкий классик счёл, что суть трагического в его нецелесообразности. Тем трагичнее, чем маразматичнее, и только так, на антитезе, человек постигает всю полноту, красоту и величие умного, доброго и светлого.
Боже, как он был прав. К концу фильма я приблизилась к нирване, как никогда до этого. Как говорится, "в общем, все умерли".
Богдан rizonomad легко вычленил из фильма пласты хтонического и архетипического. Но это, конечно, не более чем снисходительность одного интеллектуала к намерению другого интеллектуала развлечь ведёрки с попкорном, за которыми дремлет целевая аудитория. Отчётливо видно: в строительство киноконструкции вложено столько выдумки, смелости и горя от ума, что даже на тестостерон не осталось места, и это при двух-то героинях в сюжете с борьбой за лидерство внутри группы мужчин. Рутрекеровцы уже вынесли решительный вердикт о квинтессенции местных смыслов: "зомби впервые увидел айпад!". "Мёртвая шахта" по-своему переводит древний язык самодостаточного мира подземелий с капающей водой и копошением во тьме склизских белых тварей на язык самовлюблённого мира айфонов, асексуалов и пластиковых карт. Как и ожидалось, стройность и целесообразность мира склизских тварей навеки незыблема. А что делать с нами, погрязшими в трагических айфонах, понятия не имею.
Раздача на Рутрекере