May 31st, 2013

Адела

Журавли над Ильменем (Сахафильм, 2005, реж. Никита Аржаков)

Пересмотрела "Горячий снег" 1972 года. В детстве как ни покажут по телеку, всякий раз слезами заливалась, а сейчас ничего, спокойно прошло. Тогда без задней мысли взялась за якутскую военную драму "Журавли над Ильменем". И очень зря взялась: обрыдалась вся как есть. 

 

Поэтическое, трагическое кино, без монументальности, с детализацией этнической специфики. В феврале 1943 года бригала, сформированная из жителей Якутии, проходила строевую подготовку ...а в это время советская власть измывалась над их семьями, принудив к каторжным работам под видом освобождения от уплаты налогов.
23 февраля необстрелянных мужиков на лыжах отправили штурмовать ту сторону Ильмень-озера, а огневого прикрытия не дали. Лыжники против бомбардировщиков, самое оно для славы полководцев, чтоб их всех. Немцы отвели душу в память о неудаче своих предков на Чудском озере, а потом постреляли всех, кто не утоп. Снято красиво-элегически, мифопоэтически, апокалиптически, на подсветке и пиротехнике... как люди в расколотом льду в хрустально-прозрачной ледяной воде тонут. Ох.
Понятно, Великая Отечественная вся из такого позора состоит, и трагический эпизод на озере Ильмень далеко не единственный. Поэтому в просмотре военных драм беру большой тайм-аут. На всю правду о войне никаких нервов не хватит.

Collapse )
Адела

Горячий снег (СССР, 1972, реж. Гавриил Егиазаров)

Устроила себе первый пересмотр после детства.
Дидактические нотки первых эпизодов в младенчестве слух не резали, потому что смотреть фильм я начинала с самого интересного - со сражения.
Как у всякого военного фильма, припасённая для зрителя интрига стандартна - узнать, кто доживёт до финала. Советский генерал, совсем как Дмитрий Донской с его засадным полком, придумал отличный план, как выманить засадный полк у немецкого генерала, который тоже как Дмитрий Донской.

Collapse )
Адела

Токийский скиталец (Япония, 1966, реж. Сэйдзюн Судзуки)



Молодой телохранитель Тэцу хотел быть якудза, но босс велел жить честно и чтить Уголовный кодекс. Тэцу пытался жить честно, но это ещё труднее, чем быть якудза.
Так куда же податься прирождённому самураю в мире, где самураи стали чем-то архаичным и быстро вымирают?

Collapse )