November 4th, 2013

Адела

Мощь корейского финала

Отсмотрела все 12 серий "Вампира-прокурора". Во второй серии необыкновенно непонятен ход следствия, зато удались на славу хитросплетения сюжета в сериях номер пять (бешеные школьницы), шесть (трагикомедия подпольных боёв) и семь (взлёты и падения королей масс-медиа).
Глубины вампиризма пригодились сценаристу только к финалу, решённому вполне по-вампирски, но в сугубо национальном духе. Какая всё-таки любопытная ментальность у корейских мужчин, какая ненасытная тяга к общению с тинейджерками! Стоит возмужавшему корейцу обзавестись девонькой ненаглядной путём метафорического удочерения - всё, пропал человек для разумной жизни. Потому что в дело немедленно вступит самоназначенный Метафорический Папаша номер два, и далее, в жёсткой конкурентной борьбе, они станут рвать девоньку друг у друга с небывалым остервенением, как олимпийскую медаль.



Надо же, с девочками в корейском кинематографе всё так гладко получается, никакой педофилии, чисто отцовские страсти кипят. Так что насчёт метафорических корейских дочерей я уже всё поняла и морально успокоилась. А вот метафорические корейские сыновья пока не попадались. Любопытно, существуют ли они вообще и если существуют, то удалось ли киношникам избежать двусмысленностей нехороших?