March 25th, 2014

Адела

Гуманитарный винтаж

Скоро столетие первой мировой войны. Культурные учреждения начали потихоньку столбить за собой места в первом ряду.
У нас, в Театральной библиотеке, сделали выставку "Россия воинству" - о вспомоществовании раненым, инвалидам и семьям погибших на фронте. В общем, про Красный Крест и гуманитарную помощь.



Мне понравились маленькие цветные картинки. Это памятные сувениры, которые выдавали тем, кто сделал какой-нибудь благотворительный взнос. Уж не знаю, куда эти бумажки девали, вряд ли на лоб себе клеили.



Их целый стенд.

Collapse )
Адела

Кино 1914-го года. Секс-кровь-насилие

Ну что за войны нынче, удалённого доступа, бац-бац, и ничего не видно! В старинные времена публика посредством киноэкрана вникала в самые смачные подробности.
В России отличился, как всегда, кинопредприниматель Александр Осипович Дранков (1880-1949), мой кумир. Этот поразительный гражданин предвосхитил решительно все коммерческие ходы кинематографа XXI века, апробировал-опошлил всё и вся, и вообще молодец, новатор и буревестник русского экрана.
Кому война, кому мать родна. Дранков дорвался до сексплотейшена и своего не упустил. Тут же появились завистники и эпигоны, но до Дранкова им было как до луны.

Цивилизованные варвары
Выпуск 25.08.1914. Т-во А.Дранков. 350 метров.
Старик-отец и две молодых невинных девушки-дочери ищут спасения в парке от напавших на их усадьбу австрийцев, но, увы, варвары находят их и безжалостно уводят девушек от отца... Одну берет австрийский офицер, другую отдает на потеху солдатам... Ночью изнасилованной солдатами девушке удается бежать в окно; она кое-как добирается до русского патруля и рассказывает, что произошло... Русские солдаты во главе с офицером спешат в усадьбу, чтобы спасти остальных... Они поспевают вовремя: австрийцы уже готовятся расстрелять старика-отца, которого они обвинили в шпионстве. (цитата по кн. А.Коваловой "Кинематограф в Петербурге")

Collapse )

По видимому, радикальная острота сюжетики не на шутку взбудоражила общественность. В конце концов, врагу-то дадут отлуп, но честным женщинам с оккупированных территорий репутацию уже не вернёшь, если не принять упреждающих мер. Август-октябрь 1914 года оказались сразу стартом, пиком и лебединой песнью русского протосексплотейшена. Дальше снимались традиционные "жестокие" мелодрамы про адюльтеры с братьями мужей, подброшенных младенцев и прочую вегетарианскую мутотень. Разве что Т/д "Русь" год спустя позволил себе выпустить парафраз рассказа Мопассана "Мадемуазель Фифи" под названием "Дочь истерзанной Польши / Культурные варвары ХХ века". Но всё-таки это Мопассан, как к классику придерёшься, да ещё и представителю культуры союзнического государства? Проглотили.

Ну а вы, конечно, не упустили из виду тот факт, что в коротких, но ясных фильмах Дранкова, где все мысли зрителя прикованы к теме закадрового или "отложенного" группового изнасилования, в приключениях несчастных девушек точка ставилась на встрече с группой русских солдат. Дескать, догадайтесь сами, что дальше было, когда истерзанная дева выбежала к парням из кустов. Этот пикантный сюжетный ход потом был обыгран в комедийной "Свадьбе в Малиновке", например. Дранков был гений коммерческого кино, хотя такого рода гениальность мало кто ценит.