December 29th, 2014

Адела

Кристина / Christine (США, 1983, реж. Джон Карпентер)



Редко когда о зле в его библейском понимании говорят такими простыми, доступными образами, как это удалось Джону Карпентеру в экранизации книги Стивена Кинга. Языком тинейджерского кино он рассказал о том, что первородное зло поиска богоравенства великолепно в своей обречённости и обречено в своём великолепии, потому-то современный мир предпочитает порождать только скудненькое, пакостное злишко в оболочке бессистемной деструкции или благих намерений.



В мире, где всё шло своим чередом, ни в чём не меняясь, - родители контролировали каждый шаг семнадцатилетнего сына, отморозки сбивались в стайки для нападения на слабаков, а положительные мальчики без особых жизненных перспектив покровительствовали ещё большим неудачникам и маскировали скабрезными шуточками своё томление по красивым девочкам, и всё в целом было скучно, одинаково и не стоило даже двух-трёх строк текста, - в этом мире один мальчик даром отдал душу за подержанную машину, и всё изменилось. Отморозки потеряли власть, положительный мальчик и красивая девочка потеряли статусность, властные родители потеряли гонор, а мальчик без души стал центром вселенной для каждого из них, и по нему, как по компасу и часам они стали сверять осмысленность своего существования. Потому что там, где есть он, нет места никому из них, они лишние и жалкие все до единого.
Если вы хотите увидеть аллегорию того, как дьявол пришёл в мир, проявил своё великолепие и всё-таки был повержен, то вам нужен триллер "Кристина", полный всего-всего, кроме любви и смирения.
Адела

Бобры-зомби / Zombeavers (США, 2014, реж. Джордан Рубин)

 

Всегда есть опасность ошибиться в человеке и решить, что он шибко духовный и питается лепестками одуванчиков. А вот фиг вам. Боброзомбей отсмотрела целиком, совершенно трезвая, никто не заставлял.



Убей бобра, спаси дерево, говорите? Осаждённые рассвирипевшими пушистиками, три влюблённые парочки и маленькая собачка разыграли классические коллизии "Ночи живых мертвецов".
Проходная зомби-комедия, которая, может статься, положит начало веренице комичных зомби-зверюшек. По моим прикидкам, страшнее белки зверя нет: она может сверху прыгнуть.
Само собой, меня больше всего зомби-акулы интересуют, вы же знаете. Но это апокалиптическая вышла бы комедия: неспособные издохнуть гигантские рыбины клацают челюстями на городских улицах, это ж сколько одной массовки понадобится.