January 6th, 2016

Адела

Недавно листала книгу

Перельштейн, Роман Максович (род. 1966). Видимый и невидимый мир в киноискусстве. - Москва ; Санкт-Петербург : Центр гуманитарных инициатив, 2015. - 206, [1] с. - (Humanitas). - 1000 экз.

Нельзя быть библиотекарем и не напарываться. Иногда против воли лицом к обложке сталкиваюсь с шедеврами киноведческой мысли. Обычно всё проходит безболезненно. Но не в этот раз.
Не спорю, таких на всю голову ударенных религией киноведов сейчас пруд пруди. Все привыкли, всем нормально. Сперва ничто не предвещало. Название как название. Роман Максович погрузился в тайны "видимого" и "невидимого", и я по наивности вознадеялась узнать что-нибудь новенькое о макросъёмках... скажем, про войны насекомых... тайны закутка под ногтем... как уменьшили Алису... ну такое... комбинированные съёмки человека в общении с его микробами.
Накося выкуси! В "видимом" при беглом пролистывании не разобралась, каюсь, зато во всех случаях "невидимого" Роман Максович диагностировал явление бога, ангелов и их коллег.
Collapse )
Адела

Собачье сердце / Cuore di cane (Италия-ФРГ, 1975, реж. Альберто Латтуада)

Булгаков, собачье сердце (скорее, гипофиз), Италия, 1975 год.
Что-то из этого должно быть обманом? Особенно, если видел итало-югославскую версию "Мастера и Маргариты" 1972 года и готов к подвохам.
На удивление, данная экранизация "Собачьего сердца" максимально обесклюквена и почти безукоризненно следует литературному источнику, однако новаторски (довольно неуместно и неуклюже, хотя и трогательно) смещает мелодраматический акцент с Борменталя на Шарикова. При этом фильм остаётся сугубо итальянским продуктом середины 1970-х и по этой причине более комедиен, чем требовалось, - так что фильму Бортко, конечно, проигрывает.
Собственно, комедийный запал авторов весь ушёл в Шарикова (в дубляже он Бобиков), похожего на какого-то персонажа Ильфа и Петрова.

vlcsnap-2016-01-03-22h39m24s204

В свете выдающегося успеха Романа Карцева в роли товарища Швондера, спойлером этого поста мог бы стать скриншот с изображением его итальянского конкурента. Но не могу же я быть настолько сволочью, чтоб спойлерить святое!