May 25th, 2016

Адела

Генезис

Сегодня мемуар про то, откуда берётся любовь к жанровому кино.
На каникулы меня отсылали к бабушке в Московскую область, в посёлок на окраине маленького города. Тусовки в берёзовых лесопосадках, земляника, воздух, такие же дачницы-подружки, запах отсыревшей древесины, комары, кошка, сплошная благодать. Был там один дом... в нём жила молодая наркоманка. Примерно 1984-1985 год, когда слово "наркомания" я ещё не знала. Дом был хороший, из цельных брёвен, с резными наличниками. Но запущенный, тёмный, с поросшим сорняками огородом, страшный, очень страшный, с аурой отчаяния, наличники в глубоких трещинах, окна всегда без света, хозяйку никогда не увидишь. Веяло лавкрафтианским ужасом. Слово "лавкрафтианский" тогда тоже никто не знал, а ужас уже был с нами, получается.
С тех пор ненавижу наркоманов, они для меня как точка распада материи, чёрная дыра. Зато пустые страшные дома с обитающими внутри невидимыми инфернальными сущностями воспринимаю как чистый реализм. Сколько ж таких домов по всему миру, раз столько фильмов про них снято.
Адела

Всех не расстреляешь

Работал в городе Иваново такой архитектор, Аркадий Иванович Толстопятов (1919-1997).
Вообще-то он был москвич. В 1937 году отца расстреляли, мать посадили, а мальчику-сироте с потенциальной инвалидностью, меж тем, стукнуло 18 и пора либо срочно уйти в запой, либо браться за высшее образование. В авиационный не взяли, потому что в анкете сплошные враги народа. Подался в автодорожный. Через год, в 1939, перешёл в архитектурный. Пять лет отучился, диплом на носу, война заканчивается, и тут его самого сажают с группой таких же студентов, чьи расстрелянные отцы пили кровь большевистских младенцев. [Архитектор без диплома]Толстопятову повезло, он не валил лес, а трудился архитектором в подмосковной шарашке. Но когда освободился в 1949, получил запрет на проживание в Москве. Не самый здоровый человек, изгнанный из города, где доступна адекватная медпомощь, со справкой об отсидке и без жилья, нормально, да? Сунулся в свой архитектурный за недополученным дипломом, послали нафиг. И он стал в Иваново архитектором без диплома, чего-то там внедрял, креативил, и вообще местный классик. Пишут, в 1960-х даже замом главного архитектора трудился "на общественных началах". Ого, думаю, про литературных негров наслышана, а вот про архитектурных узнала впервые.
Это я всё к чему. Не знаю к чему. Им нас не сломить. Когда таких, как Тостопятов, изгнали из Москвы и Ленинграда, резко выросло качество образовательных услуг на периферии, а потом в лучшие столичные вузы поступали внезапно умные и грамотные выходцы из затутыр.