May 28th, 2016

Адела

24 часа

Меж тем, продолжаю потихоньку читать комикс Нила Геймана "Песочный человек". Всё в целом не моя земляничная поляна, потому что безальтернативность мизантропии главзлодеев делает их скучными парнями. От грустной 126-й страницы, где чёртикофоб Нил Гейман разделался с надеждами жизнерадостного розового чёртика-гея немножко приподняться в адском коллективе, продвинулась до 159-й и тут-то меня ждала удача - глава "24 часа". В обычной забегаловке с прости господи едой в виде сэндвичей и чизбургеров (бутерброды! дома себе сделать не могут! нация пропащих, чесслово) посетители оказались заперты на 24 часа, благодаря чему столкнулись две методики преобразования чужих жизней - путём прогностики в розово-сопливых фантазиях и путём воздействия на центры истинных желаний головного мозга. Правда победила, все передрались и умерли, я довольна, очень кинематографичная глава. Люди, которые проводят время за сэндвичами в забегаловках, вряд ли могли иметь какие-либо иные истинные желания.
Адела

Два мира, два взрослства

Сначала посмотрела сериал "Пока цветёт папоротник" (Россия, 2012), где все бегают и орут друг на друга, а потом взялась за первые два сезона "Героев" (США, 2006-2010), где тоже все бегают, но орут редко, всё больше глаза закатывают. Столкновение впечатлений дало любопытный эффект восприятия. В российском сериале персонажи с абсолютно разными ценностями, жизненным опытом и социальным статусом ведут себя внешне одинаково: взаимный ор и наезды помогают им выстраивать командное взаимодействие с оппонентами. В американском сериале всё наоборот - наблюдается изумительное единство в целях (все бьются за семейное благополучие и чтоб правда победила), но полный разброд в согласованности и методах действий (и диаметральная противоположность методов сказывается не ситуативно, а стратегически). Кажется, это что-то из области ментальных практик. У русских персонажей практики речевые и для встраивания в горизонтальные связи. У американских персонажей практики аутотренинговые и для встраивания в вертикальные связи. При этом русские отрабатывают своё конкретное личное пространство со случайно попавшими туда людьми, а американцы настроены на участие в неведомом высшем замысле и способны игнорировать активно коммуницирующих субъектов.