August 21st, 2016

Адела

Слэшер / Slasher (США-Великобритания-Канада, 2016, реж. Крейг Дэвид Уоллес, сценарист Аарон Мартин)

Тридцать лет назад в ночь на Хэллоуин некий Том Уинстон в костюме палача вырезал малютку Сару Беннетт из чрева матери, предварительно зарезав и мистера Беннетта. Чем только не маются со скуки в маленьких американских ПГТ, мда. Теперь взрослая, замужняя Сара подалась в художницы и приволокла мужа-горожанина жить с ней в родительском доме на пленэре.
В округе тут же завёлся маньяк-подражатель в костюме Палача, и Сара помчалась в местную тюрьму для бесед со стариной Томом, - тридцать лет не виделись! - который очень ей обрадовался, хотя сперва не подал виду. Ну, мы же знаем, как дороги для Ганнибала Лектера скудные минуты общения с его верной Клариссой, которая побегает, пошкворчит, пофыркает, да и вернётся.
Сюжет классичен донельзя: на сексуальной почве у маньяка (которого не любила мама) едет крыша не спеша, религиозным шифером шурша. В течение восьми серий маньяку надо успеть покарать семерых сограждан за семь смертных грехов. По греху на рыло, стало быть. К концу первой серии я уже точно знала, кто там убийца, а из тайн Тома Уинстона сюрпризом оказался только род его профессиональных занятий в доманьячную пору жизни. Впрочем, могла бы и догадаться.

Довольно опасный сериал, если предположить, что его месседж действеннен. Collapse )
Адела

Текущее

Ужасно занята.
Доделала обзорный текст о руководителях Петроградского/Ленинградского репертуарного комитета 1920-х - 1930-х годов. Чтоб вы прониклись масштабом подвига: известны руководители городской цензуры в целом, а вот перечень фамилий драматических цензоров фиг найдёшь. Правда, мой подвиг канет в безвестности в очередном малотиражном сборнике, но в масштабах отрасли это нормально.

Текст о петроградском театре "Гиньоль" хорошеет на глазах. Концептуальный такой будет, аж самой неловко. Ещё не придумала, пожертвовать ли его на нужды отчётности. По плану научной работы он у меня внеплановый получился, хочется придержать и лелеять.

Текст про пьесу 1925 года о расстреле царской семьи осталось литературно обработать, а то великоват. Тут ещё и маркетинговая проблема. Collapse )