August 24th, 2016

Адела

Вдогонку к посту про венгерский ромком "Лиза-лиса"

В "Лизе-лисе" есть нечто загадочное.
[СПОЙЛЕР]Влюблённый привидений обладает властью убивать людей и скромно считает себя весёлой Смертью. Своей единственной живой подружке Лизе он желает смерти, чтоб больше никогда с ней не расставаться. Однако ему нужно, чтоб она непременно покончила с собой, а не скопытилась от очередного несчастного случая. Следовательно, Лиза попадёт во власть привидения-Смерти только в том случае, если отправится в Ад, как положено самоубийцам.
Это должно что-то значить в философском смысле. Но в пределах фильма означает лишь условие движения сюжета: женихи мрут, Лиза неприкосновенна.
Чувствую лёгкую кинокритическую возбуждённость, как если бы под видом мексиканского тушкана мне всучили шанхайского барса.

[Продолжение СПОЙЛЕРА]В частности, возникает вопрос, попадут ли в Ад незадачливые "женихи". Настоящим трубадуром для Лизы ни один из них не стал: их интересовал только флирт и секс, а одного ещё и личная повариха. То есть, мужчины как бы заслуживали наказания, обманывая лизины ожидания. С другой стороны, было ли хоть раз действиями мужчин причинено зло? Лизу развлекали, хвалили, пытались вернуть потерянную вещь, без возражений принимали слово "нет". Парни некузявые, но как бы и не плохие. Видимо, поданная по касательной тема Ада/Рая на самом деле относится не к Лизе, а к её взгляду на мужчин. По крайней мере, во мне простимулировалось именно желание примерить экранных сластолюбцев к Аду и Раю, причём аргументов в пользу Ада я не нашла, хотя весь фильм считала Лизу наивной дурочкой, которая неправильно оценивает злонамеренных людей.
Адела

Труды и дни червячков

В 1912 году Румянцевский музей с максимально возможной палеографической точностью издал факсимиле зашибись какого ценного памятника, так называемого "Архангельского Евангелия 1092 года". Это блестящий ход с точки зрения сохранности рукописи, позволивший в разы сократить число усердных листаний оригинала. Оригинал листали нещадно, потому что он считался ценнейшим источником для изучения древнерусской фонетики.
Но рукопись на пергамене, и за 800 лет пригодилась она не только книголюбам. Пергамен - это сытно и питательно, спросите любую личинку. Червячки проели не только пергамен, но и частично буквы. Внесли, понимаешь ли, путаницу в интерпретацию древнерусской фонетики.
Вот вам классика научного издания памятников: у факсимиле не только обрез каждой страницы строго по форме оригинала, но и по всей площади страниц воспроизведены дырочки от личиночных ходов. Прикиньте, к каждой странице делали специальное клише для прорезания червячных дырочек на предусмотренных червячками местах.