January 12th, 2017

Адела

Злая деточка, мальчик-веточка (подытоживая "Юри на льду")

vlcsnap-2017-01-07-22h44m27s85 vlcsnap-2017-01-07-21h48m38s127

Юный русский андрогин Юрочка Плисецкий отвечает за полюс коммуникационной палитры, строго противоположный наидружелюбнейшему поведению всеобщего любимца Виктора Никифорова. Знакомимся мы с Плисецким в тот момент, когда тот орёт на плачущего Йури, разозлившись на сам факт непацанского поведения. Юрочка по-кошачьи гнёт спинку и исправно тянет ножку, но святость пацанских устоев блюдёт от и до, хамя всем, кроме родного дедушки.
Именно благодаря этому персонажу, такскать на антитезе, и формируется восприятие метасюжета. Один фигурист-звезда общается с Йури языком флирта, другой языком гопнических наездов, но цель общения у них совершенно одинаковая - придать павшему духом японцу хоть чуточку самурайского задора. Соль же действа - отсутствие у самого Йури языкового и поведенческого стиля. Появится стиль, появится и задор. Но чтобы они появились, надо изучить варианты и расширить горизонты коммуникационных возможностей. Словом, спасибо Юрке и Витьке, научили самовыражаться.
Адела

Логика вокруг нас

Убийца Джона Леннона жив-здоров и шлифует мемуары, а Этель и Юлиуса Розенбергов казнили без извинений, хотя атомная война так и не началась. Резюме: мир удивительно гармоничен, на каждый пример в нём найдётся антипример.