August 16th, 2017

Адела

Послеобразы / Powidoki (2016, реж. и соавтор сценария Анджей Вайда)

Биографическая драма о последних годах жизни художника-абстракциониста, теоретика живописи Владыслава Стржеминьского (1893-1952). Collapse )

Я бы сказала, фильм удался в той степени, в какой теория индивидуальных визуальных "послеобразов" состыкована с эмоциональной фактографией "послеобразов" коллективной исторической памяти - памяти, в которой на равных участвуют не только герои, но и антигерои. Увы, состыковка получилась лишь вербальная, в лекторских и полемических репликах профессора Стржеминьского. Художественный синтез если и состоялся, то совершенно не заметен в послеобразе моих моментально остывших воспоминаний о скучноватом фильме.
Адела

Король Нью-Йорка / King of New York (Италия-Великобритания, 1989, реж. Абель Феррара)

Криминальная драма, весьма необычная содержательно и блистательная в постановочном отношении.

Полицейское управление честно стремится пресечь внутренние вооружённые конфликты наркоподполья, но проигрывает стратегически, потому что изымает из свободного обращения отдельные фигуры, а не ломает саму систему. Что же касается "системы", то, - возможно, впервые в истории наркобизнеса, - вся махина волей своего лидера Короля (Кристофер Уокен) вот-вот будет переориентирована на программно-целевые инвестиции в бедствующее городское здравоохранение для неимущих. Иными словами, бурная деятельность полиции по курощению банды Короля всего лишь расчистит место для его конкурентов, которые станут вкладываться уже только в развитие наркобизнеса, а не в финансирование больничек.

Как бы и фиг с ними со всеми, - где мы, а где Нью-Йорк конца 1980-х! - но как это сделано, вот в чём фишка. Тут уж и постановщик, и оператор, и актёры, и все прочие в едином порыве сработали на результат. И получился фильм о мужской хрупкости, где эту самую хрупкость показывают кинематографическими средствами, без вербализации. Героям надо быковать, ломать хребты оппонентам, держать подбородки каменными, рожу кирпичом, грудь колесом. Держат, куда деваться. А внутри кисель, в коленях дрожь, паузы томительны, слова подобрать чистое мучение, и лучше вообще промолчать, иначе сцена закончится истерикой со слезами. На чистом артистизме всю жизнь выезжают - а значит, карьеру среди убийц делают всё-таки действительно талантливые и умные (по крайней мере, в этом фильме Абеля Феррары, где правит бал диалектический взгляд на человеческий ресурс).