July 31st, 2018

Адела

Синдром Кассандры

Как учит нас Екатерина Шульман с таблицами и графиками в руках, во всём мире уже много лет снижается уровень насилия и агрессии. Это не зависит ни от состояния экономики, ни от религиозных вывертов, ни от этнического состава населения. Воровство, мошенничество на доверии - это пожалуйста, это без проблем. Жертва остаётся обиженной, зато живой и не покалеченной. А вот друг друга убивать, насиловать и открыто грабить в режиме гоп-стоп нон-стоп люди стали ощутимо меньше. То есть, тяжкие преступления в современном мире - нечто скорее маргинальное, чем обыденное, они перестали быть социальным лифтом и универсально-эффективным средством решения проблем.

По-моему, кинематографисты с этой ситуацией пока справляются средненько. Чисто теоретически, уже должны быть заметны глазу сюжеты, где преступники изобретают способы уесть оппонентов без мер физического воздействия. Но мне пока - из-за неугасимой любви к кинематографу 1980-х - лезут на глаза устаревшие кликушества о грядущей деградации социума. Дескать, после панков будет ЕЩЁ ХУЖЕ. Где теперь те панки и какие сытые, гладкие рожи у былых Кассандр.

С авторами понятно, они моделируют ровно то, что ожидают от окружающих. А что зрители, они согласны видеть себя такими, как намоделировали авторы? Понятно, что мышление более инерционно, чем живая реальность, и мы просто не поспеваем за меняющимся миром, цепляемся за пугалки своих детства-юности и ищем подтверждения своей правоты в кино с зашкаливающим уровнем насилия. Но как долго, вот в чём вопрос. Имею подозрение, всё станет ясно, когда (если?) зрители перестанут на ура заглатывать сериалы, где личное выживание персонажа строго коррелирует с его готовностью предать ближнего и совершить убийство.

Если Екатерина права и вопли о нравственной деградации стали уделом маргинальных мыслителей, то, например, кровожадная "Игра престолов" в обозримой перспективе утратит культовый статус и растеряет фанбазу, в отличие, скажем, от гуманистичного "Светлячка".