Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Актуализация произведения советской кинокритики

Взяла приведённый ранее текст Георгия Дмитриевича Богемского о Серджио Леоне и произвела над ним хирургическую операцию. По возможности, щадящую. Что бы он сейчас сказал на такой вариант своего текста?..

"Каждый фильм Леоне - своего рода антология американского вестерна. Надо признать, что он вообще творчески переработал и использовал весь опыт современного мирового кино: некоторые находят в его лентах даже кое-что от японских самурайских фильмов. Но кое-что он внес и свое - это прежде всего немыслимая, нечеловеческая жестокость, а также замедленный - "под Антониони"! - столь необычный в приключенческом жанре темп повествования, вдруг нарушаемый неожиданными вспышками кинодействия. Новой для вестернов является и сама психология его героев - холодных, циничных, злопамятных и коварных. Какие там это американские "пистолерос" - это типичные наемные убийцы из сицилийской мафии! Зверские, часто бессмысленные избиения, безжалостные пытки и гнусные издевательства, убийства хладнокровно циничные, только ради "нескольких лишних долларов", причем совершаемые коварно, исподтишка, так, чтобы сам убийца оставался в безопасности, - к примеру, с большого расстояния, из винтовки с оптическим прицелом... Сколько-нибудь положительных героев в фильмах Леоне нет: характеристики трех персонажей его фильма "Хороший, плохой, злой" чисто условны, если не ироничны - все три бандита стоят друг друга. И масса натуралистических подробностей: ползающие тараканы и мухи, которых пьяные или одуревшие от наркотиков бандиты давят стаканом или загоняют в ствол пистолета, огромные кровавые раны, солнечные ожоги крупным планом, небритые, потные физиономии, грязные руки с черными ногтями.

Леоне пытается внести в свои фильмы некоторую нотку интеллектуальности и серьезности. В фильме "Хороший, плохой, злой" он, например, делает весьма своеобразный экскурс в область истории войны Севера и Юга в Соединенных Штатах. Режиссер обращает свой пафос на то, чтобы показать, что освободители-северяне были ничем не лучше, если еще не хуже южан. Он смакует сцены диких избиений и ограбления заключенных в лагере для военнопленных южан (лагерь этот живо напоминает нацистские лагеря смерти); чтобы пояснить свою идею (все одинаковы!), он прибегает к такой художественной метафоре: по дороге движется колонна солдат - на них серая форма, значит, это южане. Но вот они отряхивают со своих мундиров серую дорожную пыль, и оказывается, что мундиры у них синие - это северяне! Офицер северян не верит в победу, он всегда пьян и поднимает дух своих солдат тоже только водкой...

Фильмы сбиты добротно, сюжет в них закручен умело и занимательно. Самое пышное в картинах Леоне - финал. Здесь авторы сценария, оператор, композитор и сам режиссер не скупятся на эффекты. (Один глубоко уважаемый критик, правда, в личной беседе, мог вполне серьезно говорить о том, что "они проникнуты мрачной поэзией в духе Эдгара По". Каково же воздействие фильмов Леоне на простодушных мальчишек?).

Исполнителей главных ролей режиссер нашел в Америке. Из них он сделал популярных кинозвезд - двух прекрасно владеющих оружием и обладающих характерными, совершенно новыми для Италии физиономиями актеров - Клинта Иствуда и Ли Ван-Клифа. Клинт Иствуд - здоровенный детина с заросшим рыжей щетиной лицом, висящим на губе окурком сигары и вечно прищуренными голубыми глазами, которые он раскрывает пошире только когда вскидывает свой семизарядный кольт или винтовку. Стреляет он без промаха и очень изящно, нарочито небрежным жестом, отправляет свой револьвер обратно в кобуру, скрытую под живописным пестро вышитым пончо. Ленивая ковбойская грация Иствуда пленила не только подростков, но и женскую половину зрительного зала, что обеспечило актеру огромный успех в Италии. По данным анкеты, проведенной агентством "Рейтер" в сорока четырех странах, Иствуд по популярности среди кинозрителей благодаря фильмам Леоне занимает первое место. Ли Ван-Клиф значительно старше, у него нервное, хищное лицо с подергивающимися, как у рассерженного кота, усиками, он всегда во всем черном, это нечто среднее между классическим злодеем из мелодрамы и бывшим джентльменом.

Кроме того, Леоне может позволить себе роскошь приглашать сниматься в своих фильмах самых талантливых итальянских актеров - то Клаудию Кардинале, то Джан-Мария Волонте, может нанимать таких первоклассных операторов, как Тонино Делли Колли, таких опытных композиторов, как Эннио Морриконе, таких одаренных кинодраматургов, как автор его сценариев Лючано Винченцони".

Источник: Богемский Г. Кинематограф "общества потребления" (Размышления об итальянском коммерческом фильме) // Мифы и реальность: Зарубежное кино сегодня: Сб. ст. - М., 1972. - Вып.3. - С.107-137. Цитата со стр.118-121 (в тенденциозной переработке от adzhaya).
Tags: 1960-1969, вестерны, критика как практика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments