Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Спойлер про мексиканскую сабинянку

Попался мне на глаза один мексиканский фильм а-ля "авторское кино 1970-х". Как бы по мотивам Эдгара Аллана По. Называется в русском переводе "Особняк безумия". Режиссер Моктесума. Хотя я и не верю в такие фамилии:)
Старый добрый сюжет о сумасшедшем доме, где власть захватили пациенты, а медперсонал, бухгалтера и повара заперли в подвале. И вот группа ничего не подозревающих визитёров направляется в этот особняк-ловушку...
Моктесуму потянуло на абсурдизм. Обнажёнка, бредовые монологи, плюс социально-политические аллегории щедрыми горстями. В духе Ф.Аррабаля, наверное? Типичное кино 1970-х, когда говорить и показывать стало можно всё, но оказалось, что творческая удача совсем не в этом. Словом, задору от души, а толку с комариную попку. Только общая натренированность и почтение к мистеру По удержали меня у экрана.
Вру. На самом деле, следила за развитием одного второстепенного сюжета. Психи в лесу напали на карету. Кучер и пассажир вступили в бой, а молодая пассажирка с воплями кинулась в лесную глубь прятать свою девичью честь под каким-нибудь упавшим деревом. Два психа рванули за ней. Дальнейшее развитие сюжета казалось вполне очевидным, но насторожил клич одного из психов, обращённый к улепётывающей даме: "Стой, неверная!"
Ого, подумала я, сейчас будут ролевые игры.
Псих, заявивший права собственности на объект, до объекта таки дорвался и успел содрать с орущей девицы платье до пояса прежде, чем камера стыдливо отвернулась. Второй псих в оргии участие не принял, но как бы благословлял сам процесс. Какие развратники мексиканцы! - возмутилась я. К чему все эти кошмары, никакой связи с темой психов, захвативших свою маленькую вселенную.
Как бы не так. В одном из последующих эпизодов снова фигурировал тот же псих. В сцене дикого насилия актёр блистал только экспрессивными движениями спины, и я подумала, что у него мог быть опыт съёмок в фильмах для самых взрослых. Теперь стало видно, что это довольно молодой блондин, даже не слишком страшненький. И вообще в каком-то роде похож на Клауса Кински. Псих нёс потерявшую сознание девицу. Не так нёс, как можно было бы представить, перекинув через плечо по методу его нос к её копчику, её нос к его копчику. Ничего подобного. Нёс бережно, как заботливый отец заболевшую дочурку. И вообще не мог на свою добычу надышаться, и всячески её утешал путём массажа волосистой части головы.
Ничего себе, подумала я, так это в лесу была не оргия? А типа свадьба такая, что ли? И всё в целом тянет на древний обряд умыкания невесты? Он не красавец, она тоже не прима, вот и встретились два одиночества...
Снова тот же псих - со своей уже, получается, немалыми трудами добытой женой - отыграл микроэпизод в самом финале, когда основные персонажи собрались в актовом зале лечебницы для решительных разборок. Спойлерю финал, потому что смотреть это кино всё равно никому не пожелаю, лучше уж коротЕнько прочесть и не заморачиваться.
Самый главный злодей, король психов, уже почти перешёл к боевым действиям против положительных персонажей. И тут ба-бах! изнасилованная блондином ранее в лесу девица влезла в кадр и застрелила короля совсем нафиг. А за спиной у стрелявшей стоял её верный блондин и преданно дышал в затылок, всем видом выражая солидарность.
Итак, мужской персонаж сначала насильственно осуществил брачный союз с незнакомкой, а уже потом приступил к искренним ухаживаниям за избранницей... Такого морального извращения я ещё не видела!
Не то чтобы меня сильно заботило, что хотел сказать автор таким произведением. Но что он хотел сказать, а?! В трёх крохотных эпизодах развернул целую повесть о чистой любви извращенца к жертве, а реплику всего одну дал - "Стой, неверная!"... Ему дал реплику, а ей оружие, из которого она убила совсем другого человека. Нет бы блондина дубиной промеж ...глаз огреть, чтоб ему впредь неповадно было!
Псих в этой истории весь как на ладони, оставшиеся за кадром подробности его биографии достраиваются легко. Когда-то был женат по любви, жена сбежала с любовником, попал в психушку, зациклен на состоянии женатости, вцепился в первую же напомнившую жену юбку. То есть, по его психовым понятиям, действовал в рамках уголовного законодательства 18 или 19 века (фильм костюмный) – принудил жену к семейным отношениям.
Девица же вроде как смирилась, и признаёт блондина не насильником, а законной второй половиной. Причин отвергать блондина ей режиссёр не оставил – актёр и актриса смотрятся гармонично подобранной парой. Такая у Моктесумы получилась апология умыкания, как-будто один человек может взять себе в собственность другого человека. Причём намечена эта апология пунктиром, но в моём зрительском измерении ярче и загадочнее всего остального действия фильма. Потому что аллегории про психов, захвативших мир, - это всего лишь аллегории. А архетип брачной стратегии римлян, применённой к сабинянкам, - это вам не комариная попка, дело сурьёзное, легендарное. А ещё уголовное.
Tags: 1970-1979, умыкание в кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments