Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Тетралогия Джорджа Поллока о мисс Марпл на фоне творчества Агаты Кристи

В романах Агаты Кристи создан образ благовоспитанной старушки, обладающей всеми манерами и самосознанием истинной леди, и с высоты этого статуса вынужденной давать оценку криминальным деяниям самого гнусного толка. Будь главная героиня “Убийц леди” Александра Маккендрика (Великобритания, 1955) хоть чуточку интеллектуальнее, то, возможно, актрисе Кэти Джонсон принадлежали бы лавры первой настоящей мисс Марпл на экране.

Но прославилась в этой роли Маргарет Резерфорд в тетралогии Джорджа Поллока “Убийство, сказала она” (1961), “Убийство в Гэллопе” (1963), “Самое жуткое убийство” (1964), “Эй, убийство!” (1964).
Правда, созданный ею образ поразительно далёк от канонического.

 

Кто такая мисс Марпл у Агаты Кристи? Бесцветная сельская леди, живущая по устаревшим правилам приличия и их же олицетворяющая. Нелепый осколок викторианской морали среди мира, галопом несущегося к сексуальной революции. Консервативная и небогатая старая дева, чуждающаяся моды и новых веяний. Социальный статус мисс Марпл не слишком высок, за пределами своей деревушки она никто, и только безупречные манеры старушки заставляют побеспокоенных ею посторонних людей автоматически настраиваться на волну почтительного отношения. Сегодня такой персонаж мог бы быть уместен разве что в антураже традиционалистских культур. Например, в качестве приживалки в почтенном доме на Северном Кавказе или в Средней Азии. Или в качестве коренной ленинградки в одной коммуналке с “понаехавшими”.

Литературная мисс Марпл имеет прошлого и будущего ровно столько, сколько отмерили ей воспоминаний и предвкушений деятельные душегубы и садисты, составляющие единственный предмет её интересов помимо садоводства (которое, впрочем, тоже предоставляет ей немалые возможности самореализации – путём изничтожения слизней и тли). Собственные похождения и приключения мисс Марпл возможны лишь в той степени, в какой посторонние люди согласны терпеть присутствие скучненькой и невзрачной бабульки-соглядатая. Но они всегда будут согласны её терпеть, ведь она им нужна, как гавань нужна кораблям. Являясь антропоморфной аллегорией конкретной общественной функции, Джейн Марпл служит надёжным якорем патриархальных ценностей для каждого, кто пожелает за них уцепиться.

Кто такая мисс Марпл у Джорджа Поллока? Эксцентричная старая дева, происходящая из уважаемого старинного семейства и материально независимая. Победительная и самодостаточная личность, энерджайзер всех кругов местного общества. Это очень пожилая женщина, имеющая полное право рассчитывать на активный завтрашний день, потому что в прошлом она немало для него потрудилась – выиграла соревнования по конной выездке в 1910 году, выиграла на состязании фехтовальщиц в 1931 году и владеет клюшками для гольфа не хуже, чем Артемида луком. Даже если приходится сталкиваться с чем-то новым, то Джейн Марпл не пасует никогда, в равной степени успешно осваивая твист, набор юного химика для девочек и пережидание опасности в стенном шкафу.



И вот что интересно: мы застаём киношную мисс Марпл в моменты увлечённого занятия только теми видами досуга, которые можно отнести к массовой культуре, а не к высокой культуре. Бульварные романы, новомодные молодёжные танцы, спорт, любительские театральные постановки бездарных пьес, заваривание чайку, морские прогулки... Антуражем её приключений не стали балет, опера, Шекспир, французская кухня, готические особняки. Зато нам показаны обход частных домов с целью сбора пожертвований на перевоспитание малолетних преступников, простая английская кухня, осуждение охоты как бессмысленного убийства, общение на равных с пакостным юношей лет двенадцати... В фильмах Поллока мисс Марпл дистанцирована от всех атрибутов “старой” культуры, и приближена к атрибутам передового и демократичного.

Если литературная мисс Марпл просачивалась в чужой дом подобно серой мыши, даже когда входила через парадный вход, то персонаж Маргарет Резерфорд везде царит как Наполеон на поле битвы, даже когда её никто не приглашал.

Особенности сюжетостроения Агаты Кристи превратили скромную сыщицу в женщину, у которой всё в прошлом, но никакого прошлого не было, без характера и без индивидуальности. Её круг общения – соседки-сплетницы, аптекарь, бакалейщик, почтальон и прислуга, поставляющие в уши мисс Марпл бесконечный сериал о похождениях и приключениях своих многочисленных родственников.

У Поллока всё наоборот. Активная и боевитая Джейн Марпл сама поставляет сплетницам немалое число поводов для рефлексии и выстраивает вокруг себя эффектные мизансцены из мужчин, которыми крутит, как хочет, и заставляет пускаться в немыслимые авантюры на ровном месте. Проворнее макаки, выносливей вола, а нюх как у собаки, а глаз как у орла. Кто не с нею, тот против неё.





Такая мисс Марпл готова посидеть и в каталажке. А если вдруг понадобится ботать по фене – то книжки она читала, лексику знает и всегда готова поставить на шухер местного библиотекаря и быть готовой к шмону!




Книжки, книжки... Киношная сыщица, кажется, ни разу не сослалась на пикантный прецедент из тайной жизни местной богемы. Она вычитывает свои кровожадные игры в книжках, и добивается успеха потому, что и преступник почерпнул идеи для злодеяний в точно таких же романчиках в мягких обложках. Достоверность характеров, психологические мотивации – ничего этого киношной мисс Марпл не требуется для умозаключений. Её метод – пример научного метода сурикат. Постулируешь червяка, копаешь, находишь червяка. Постулируешь злой умысел, копаешь, находишь злой умысел.

Соответственно, характерный для романов Кристи мотив рокового перелома судеб или, наоборот, освобождения членов разобщённого семейства от гнёта клеветы и взаимных подозрений (мотив порой морализаторский, а порой и весьма трогательный), из произведений Поллока вычищен под самый корень, чтоб духу его не осталось. Вплоть до того, что само жестокое преступление становится поводом для кинематографических шуток.



Киноперсонажи пускаются в книжное приключение ради книжной загадки, а судьбы подозреваемых и преодоление несправедливости их ничуть не занимают. Разве что в “Эй, убийство!” находят своё типично комедийное разрешение искусственным образом созданные коллизии, к самому преступлению никакого отношения не имеющие.

Честно говоря, меня огорчила эта жертва, сделанная Поллоком ради блага общей концепции тетралогии. Конечно, комедийная удаль и эксцентричность отлично работают на включение образа аристократичной пенсионерки в круг понятий и концептов новейшего времени для, так сказать, проверки новых веяний вечными ценностями. Однако, комедия комедией, но два-три трупа в каждой серии могли бы быть почтены хотя бы тремя минутами меланхолии и печальной саморефлексии. Таки ж люди умерли, а не хомячков понос пробрал...

Наконец, нельзя умолчать о ГЛАВНОМ.
Агата Кристи стойко удерживала свою героиню на скользкой стезе стародевичества. Сколько бы ворчливых вдовцов и отставных полковников не встретилось на жизненном пути общительной мисс, ни кружевные воротнички, ни шляпки с вуальками не помогли им увидеть перед собою женщину, а не автомат по производству полезных советов и вязаных жилеток.

В тетралогии Поллока венец безбрачия Джейн Марпл переосмыслен кардинальнейшим образом. На его Джейн брачные предложения от достойнейших джентльменов так и сыплются. Однако основная тактика расследования – флирт с подозреваемыми, поэтому старушке необходим имидж свободной женщины. Впрочем, верный библиотекарь мистер Стрингер у неё всегда на поводке, для общего тонуса. Но и Стрингеру мало что светит, уверяю вас! Стержневой конфликт каждого сюжета – очередная ссора могучей общественницы со старшим инспектором Крэддоком, единственным привлекательным мужчиной из числа её друзей и поклонников, ответить на тёплые чувства которого она не в силах, потому что он чертовски юн – да мы и сами видим, что ему никак не больше, кхм, допустим, пятидесяти... Но сводить его с ума ей удаётся отлично!:)

Итак, Джейн Марпл из фильмов Джорджа Поллока во всём противоположна своей тёзке из романов Агаты Кристи. В книгах мисс Марпл – условный предельно обобщённый образ для сюжетной связки реальных перипетий. В киносериале Поллока она – предельно индивидуализированный образ в антураже искусственных событий

Ах нет, не во всём противоположна. Есть у двух столь не похожих дам одна замечательная общая черта:

ОНИ ОБЕ НЕ КУРЯТ!


Tags: детективы, комедии, экранизации
Subscribe

  • (no subject)

    Аудиоверсия сборника "Наше странное кино", начитанная многоопытным чтецом Ильёй Акинтьевым, доступна на ЛитРесе. Надеюсь, мужским голосом я вапще…

  • Как я сходила в Зоологический музей

    Дело давнее, ещё при Брежневе. Мама взяла меня за руку и отвела окультуриваться в Зоологический музей. Я побегала между витринами, приценилась к…

  • 47

    Пару слов о моём грандиозном успехе 5 декабря 2019 года на маленькой конференции чеховедов. Снискала всеобщий восторг, буквально. Во-первых, всё…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • (no subject)

    Аудиоверсия сборника "Наше странное кино", начитанная многоопытным чтецом Ильёй Акинтьевым, доступна на ЛитРесе. Надеюсь, мужским голосом я вапще…

  • Как я сходила в Зоологический музей

    Дело давнее, ещё при Брежневе. Мама взяла меня за руку и отвела окультуриваться в Зоологический музей. Я побегала между витринами, приценилась к…

  • 47

    Пару слов о моём грандиозном успехе 5 декабря 2019 года на маленькой конференции чеховедов. Снискала всеобщий восторг, буквально. Во-первых, всё…