Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Рецензия Андрея Плахова на "Будучи там" Хэла Эшби

Раньше тема «осторожно: телевидение!» возникала в западном кино в основном как предупреждение, направленное в полуфантастическое будущее (хотя грань между ним и настоящим была весьма относительна). Теперь сама действительность подсказывает сюжеты, непосредственно свидетельствующие о противоречивой и чаще всего негативной роли, которую играет телевидение в жизни и общественном сознании Запада.

Одним из самых сильных произведений этого ряда стала картина, название которой часто переводят на русский язык как «Оказаться там». Но более точно, на наш взгляд, назвать её «Оказаться на месте». Фильм снят в 1981 году Хэлом Эшби, автором прогрессивных антивоенных лент «Последний наряд» и «Возвращение домой». Новая картина сделана в неожиданном для Эшби гротескном ключе. Художественная сила и своеобразие фильма заставили критику признать, что этот режиссёр был явно недооценён в 70-е годы, пройдя словно бы мимо кинематографической моды.

Перед нами полная горечи сатира на обывателя электронной эры. Герой картины в исполнении известного комика Питера Селлерса – настоящий монстр «общества потребления». С детства он работал садовником в богатом доме, был полностью отключён от внешнего мира, а потому интеллектуально так и остался на уровне двенадцатилетнего ребёнка. Реальность, в которой он живёт, – это уход за садом, огороженным глухим забором, и ещё – калейдоскоп двенадцати телевизионных программ, переключаемых одна на другую с помощью дистанционного аппарата (Причину, почему Андрей Степанович обозвал обычный пульт “дистанционным аппаратом”, способны прочувствовать только те, кто в 1985 году переключал все три своих канала белыми рученьками, отодрав задницу от дивана. – Прим. adzhaya). Но вот умирает одинокий хозяин дома, и бывшего садовника выгоняют на неуютную улицу большого города, которую уже не «отключить» нажатием кнопки, как надоевшее телевизионное изображение. Однако судьба благосклонна к герою: волей обстоятельств он попадает в ещё более богатый дом известного в прошлом политического деятеля, миллиардера, ныне тяжело больного.

Чэнс Гарднер – так зовут героя, что в переводе означает соединение двух слов: «шанс» и «садовник». Оболваненный телевизионной мишурой, располагающий, кажется, одной-единственной мозговой извилиной, садовник и впрямь получает неожиданный шанс подняться «наверх». Не прилагая к тому никаких усилий, он становится сначала доверенным лицом хозяина дома, потом его избирают главой промышленной коалиции, к советам Гарднера в области экономики прислушивается теперь не кто иной, как американский президент. Мистер Чэнс, вскормленный телевизионной «духовной пищей», сам становится телезвездой. В довершение всего в него влюбляется жена хозяина дома (Ширли Маклейн), а после смерти последнего Чэнс Гарднер оказывается законным наследником его капиталов и первым кандидатом в президенты.

Сквозь нарочитую гротескность этой ситуации отчётливо проводится мысль об искусственности, механистичности буржуазного образа жизни. Искусственность эта настолько невыносима, что люди готовы вознести на пьедестал мнимую естественность мистера Чэнса, не замечая, что это «естественность наоборот», граничащая с идиотизмом, что перед нами самый законченный и совершенный продукт массовых коммуникаций. Смешно, когда Чэнс Гарднер робеет перед автомобилем и телефонным аппаратом (раньше он видел их только на экране!), когда он говорит про единственно знакомые ему дела по обработке сада, в то время как окружающим чудятся здесь глубокие политические метафоры. Но уже не только смешно, а страшно видеть, как в минуты «телевизионного экстаза» мистер Чэнс слепо повторяет движения дикторов, персонажей рекламных и даже порнофильмов, полностью отключаясь от реальности, превращаясь в робота.

Фильм имеет и меткий политический прицел. Ведь речь идёт о послеуотергейтской Америке, растерянной, охваченной «кризисом доверия», где готовы ухватиться за любой «шанс», закрывая глаза на его полнейшую – во всех смыслах – ничтожность.

Телевидение играет здесь заметную роль. Оно служит главным проводником легенды об американской демократии. В анализ (Уж не ошибка ли наборщика? Может, “анналы”? – Прим. adzhaya) общественной истории вошла «телевизионная дуэль» Джона Кеннеди и Ричарда Никсона, якобы благодаря которой первый из них вырвал победу в президентских выборах 1960 года. Что ж, телегеничность, умение быть импозантным на экране теперь и впрямь числятся в Америке среди качеств, необходимых для политической карьеры. Но не любопытнее ли, что Рональд Рейган, подобно мистеру Чэнсу, поднялся к кормилу власти из мира весьма посредственной «киношки» и провинциального телекомментария? И когда в финале картины Эшби зритель видит богачей, столпов истэблишмента, несущих гроб президента и спешно прикидывающих при этом, кто станет его преемником, он уже, наверное, не столь доверчиво воспринимает красивые легенды. Ясно, что, при полном отсутствии жизненного опыта и ума, именно Чэнс Гарднер станет президентом. Вчерашний скудоумный садовник, сегодняшняя телезвезда, завтра – хозяин огромной державы...

 

 

Источник: Плахов Андрей Степанович. Осторожно: телевидение! // Мифы и реальность: Зарубежное кино сегодня: Сб. ст. – М.: Искусство, 1985. – С. 112-135. Цитата со стр.132-134, без купюр.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments