Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Увидеть Венецию

Утешение странников = Комфорт незнакомцев = The Comfort of Strangers: Драма по одноименному роману Иэна Рассела Макьюэна. США, 1990, цв., 101 мин. Реж. Пол Шредер (Paul Schrader)

По поводу “Утешения странников” мнения жж-френдов столь полярны, что оставить этот факт без внимания невозможно. Осторожно, под катом много скриншотов и спойлерные намёки.

Негативное восприятие экранизации, как известно, в большинстве случаев имеет в своём основании позитивный опыт знакомства с литературной основой. В моём случае этот фактор риска совершенно исключён – литературу такого рода (о серьёзных чувствах или их отсутствии) не читала никогда, так что даже имя автора романа мне ни о чём не говорит, хоть я и сбегала почитать википедию.

Итак, только фильм и только мои впечатления от фильма.

В пользу “Утешения странников” априори говорят такие составляющие, как тайны супружеской спальни в качестве пружины и Венеция в качестве фона действия, и всё это под музыку Анджело Бадаламенти. К числу почитателей маэстро Бадаламенти я примкнула сразу, а вот с Венецией и супружескими тайнами у меня давний диссонанс. 

Можно нигде не побывать, но иметь свои хомячковые заочные пристрастия и антипатии, не так ли? Венецию я заочно не люблю – ни как культурный фетиш, ни как альбом красивых фоток. Люблю Дубровник, потому что на картинках он похож на сказочный белый город. Ещё Новгород люблю, там тоже много белого. И вообще города должны быть белыми, чтобы я их любила. Скорее всего, это пристрастие человека, живущего там, где бывает недостаток солнца.

Теперь сами понимаете, почему магия серо-каменного Парижа не имеет на меня никакого влияния. Все остальные локации оцениваются по тому же принципу, в том числе и Венеция. Так что судить не берусь, стала ли итальянская историко-архитектурная гордость самостоятельным персонажем “Утешения странников”. Я предпочитала её не замечать.



А вот последовательность эмоций двух пустившихся в ночной загул туристов меня повеселила.






Никакой не спойлер сказать, что “Утешение странников” – история двух молодых англичан, туристов-отпускников хомячкового типа Колина и Мэри (Руперт Эверетт и Наташа Ричардсон), которых домогаются не очень молодые венецианские извращенцы Роберт и Кэролайн (Кристофер Уокен и Хелен Миррен). Тема интересная, чего уж там. Не так круто, как параноик, домогающийся киллера в “Нулевой квартире” Донована, но тоже дразнит воображение. Пишем в плюс.

Впрочем, у Донована киллер и параноик, каждый по-своему, воплощали идеал мужской красоты. А у Шредера ни реалистично снятые морщины на лице Хелен Миррен, ни тем более одутловатый лик и по-дурацки уложенные волосы Кристофера Уокена в ранг людей-приманок возвести их не могут. Так что о теме неодолимого влечения в духе “лучшее враг хорошего” рекомендуется забыть сразу и ни на что такое не рассчитывать.


Некоторую интригу составляют сами претензии Роберта и Кэролайн на облюбованную пару туристов. Мэри ведёт себя как женщина, неудовлетворённая обществом своего мужчины, и пытается раскрутить его на откровенный разговор, а по всей Венеции расклеены плакаты феминисток с призывом кастрировать насильников. Колину эти плакаты до лампочки, и только Мэри открыто интересуется темой изнасилований и пытается её обсудить. Словом, мишенью извращенцев представляется Мэри, хотя Кэролайн при каждом случае открыто восхищается красотой Колина.

К сожалению, за двадцать лет имя Руперта Эверетта обросло таким контекстом, что он воспринимается как именно тот человек, к которому извращенцы должны подбегать, размахивая флагами. Но на “Утешении странников” репутация Эверетта не сказалась и его Колин выглядит там обычным внешне сдержанным гетеросексуалом. За тем исключением, что сравнивать его внешность с красотой богов, на мой взгляд, всё-таки преувеличение. У парня резко ассиметричное лицо.

Отношения двух главных героев можно описать формулой post coitus. Взаимная притирка и проверка чувств растянулись уже на два-три года, и пара не знает, как дальше поддерживать взаимный интерес. Колин умнее, Мэри чувственней. На протяжении фильма Мэри набирается ума, а Колин – чувственности.









К финалу героями почти воплощён рецепт уютного супружеского счастья: случайное знакомство с дискомфортными людьми богемного склада возвращает Колину и Мэри свежесть ощущений и смелость доверять друг другу, но... Осталось только злым силам извне нанести удар по зародившейся, наконец, гармонии, и кино достойно выйдет на финишную прямую.



Увы, кульминационная сцена не понравилась мне и своим содержанием, и тем, как она кинематографически сделана.

Был эпизод, которым Шредер дал понять, что Колин обозначает границу бытовой болтовни и сексуальных фантазий, закрывая глаза. Закрыл глаза – погрузился в эротические грёзы. Вот этот скриншот я терпеливо ловила, пролистывая сцену покадрово, потому что Руперт Эверетт произносил свой единственный эротический монолог с опущенными веками.

И вот сбросившая личину скучающей домохозяюшки Кэролайн приникла к одеревеневшему Колину с лобзанием в уста. Знак страсти, сожаления, прощания, благословения, чего угодно. В этот момент истины Колин закрывает глаза: поцелуй малознакомой и неприятной тётки провоцирует не чувство неловкости, а эротическое возбуждение. Так сказать, выбор сделан.

Я дважды посмотрела фильм. Один раз, для верности впечатлений, на экране телевизора. Второй раз на компьютерном мониторе, делая скриншоты. И только разглядывая скриншот обнаружила, что левая рука Кэролайн во время поцелуя была занята молнией на джинсах жертвы. Вот так момент истины! Вот так выбор Колина! Персонаж отлично понял, что ему намекают именно на немедленный секс. То, что я приняла за гибельное погружение Колина в омут чуждой ему чувственности, оказалось буквальной визуализацией анекдота-инструкции про женщин-полицейских – “если вас насилуют, расслабьтесь и постарайтесь получить удовольствие”...:( 

В любом случае, суть в том, чтобы Колин непременно закрыл глаза и не сопротивлялся. Но от причины, почему так произошло, что-то меняется в содержании сцены, на мой скромный взгляд.

Мизансцена снята на среднем плане, без блуждания камеры и монтажных врезок, так что движения руки Кэролайн никак не акцентированы и рассчитаны на внимательного зрителя. Может, вы зрители искушённые, с орлиным глазом и фасетным восприятием, и такие детали кадра сходу замечаете, - а я зритель суетливый, поэтому и сосредотачиваюсь только на чём-то одном (гадливое выражение лица Колина), и отвлекаюсь легко (а что поделывал Роберт?). Словом, лучше бы я не делала скриншоты и сохранила к беде Колина чуть больше сочувствия.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments