Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Grizzly

Полностью удовлетворяющий моим высоким стандартам текст о зоохорроре Уильяма Гирдлера "Гризли" (США, 1976) снабжён ещё и иллюстрациями, так что лучшего и желать не приходится.
В некотором смысле, Гирдлер поставил меня в тупик.  ОСТОРОЖНО! ДАЛЬШЕ ЕСТЬ СПОЙЛЕРЫ!

"Гризли" очевидным образом принадлежит к категории фильмов-эксплотейшен. Аналогия с "Челюстями" Спилберга напрашивается в первые же минуты фильма, когда идут в дело все составляющие успеха "Челюстей": беззащитные жертвы-туристы, субъективная камера в качестве подкрадывающегося "чудовища", принявший ситуацию близко к сердцу крутой мэн с крутым подбородком, препятствующий эвакуации населения чиновник и мушиные рои журналистов - гадких, бессовестных, жаждущих кровавых подробностей.
Действительно, сухопутная вариация "Челюстей", на первый взгляд, безупречно вторична. Нехороший чиновник (директор национального парка) пыжится и катит бочку на крутого мэна (егеря), крутой мэн хорохорится и орёт на нехорошего чиновника, журналисты бегают с микрофонами наперевес, медведь отрывает части тела очередному бедолаге, а новые потенциальные бедолаги беспечно лезут на рожон. Один из друзей крутого мэна, само собой, мужественный ветеран вьетнамской кампании. Не обошлось и без мудрого эколога, эксперта по поведению медведей.

Но на экране творится что-то странное.
Как издеваясь, Гирдлер снова и снова играет со зрителем в злую игру "ура, жертва спасена! - ой, нет, обломитесь, мишка рядышком стоял!". Снова и снова. Раз, другой, третий... И ведь хоть бы одного заведомо мерзкого дурака медведь сожрал! Нет, у него был шанс пообедать подозрительным типом в оранжевой кепке, но именно подозрительные типы бегают быстрее всех... А стоит кому отчаянную храбрость проявить, или небольшое личное мужество, или просто полезную инициативу - всё, каюк выскочке.

Допустим, это такой навязчивый приём для пущего хоррор-эффекта. Но каким-то загадочным образом приём обманутых ожиданий находит своё зеркальное отражение в диалогах крутого мэна с чиновником.
- Это гризли! - настаивает крутой мэн. 
- Шутить изволите, милейший! Бурый медведь это, обычный бурый медведь! - огрызается чиновник.
Зритель в этот момент что должен думать? Что мужики умом тронулись? Они быстро забросили подальше тему "закрыть парк для туристов" и тему "позвать помощь из Вашингтона", и обсуждают только "бурый/гризли" и "ты меня уважаешь?"...

И вот наступает тот самый момент, когда крутой мэн, наконец-то, изведёт поганую тварь и освободит человечество от власти Кромешного Ужаса.
Щас, щас, секундочку, уже прицелился, прям щас пульнёт... Кхм. Мало того, что это будет настоящая пиррова победа, так ещё и выражение на лице актёра такое... Он в этот момент выглядел как Очень Неположительный Герой, если называть вещи своими именами. Как если бы крутой мэн был местным альфа-самцом, а с гризли схлестнулся как с личным конкурентом, а не по иным соображениям, например, в качестве мести за павшего товарища... двух товарищей... трёх товарищей... Вот это меня в тупик и поставило: актёр случайно что-то такое на лице изобразил? Или мне вообще примерещилось?
...или всё ровно так и есть, как я тут изложила - сработал многократно обыгранный приём обманутых ожиданий, и натренированное фильмом подсознание зрителя в финальной точке вместо катарсиса "освобождение от гризли" получает удар поддых - крутой мэн с непередаваемо хищной ухмылкой избавился в своём национальном парке от всех конкурентов до единого...
 
Tags: зоохорроры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments