Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

При пророке о пороке

"Саломея" Чарльза Брайанта (на рутрекере как Бриант) по пьесе Оскара Уайльда (США, 1923) - очень серьёзное произведение.
Предложенная Уайльдом трактовка классического сюжета соблюдена строго. Суровый пророк отказал пылкой деве в поцелуе; в отместку в обмен на танец она вытребовала у царя Ирода голову мятежника на серебряном блюде и лобызала мёртвый рот, что ничем хорошим кончиться, конечно, не могло.
Драматургия Оскара Уайльда, Алла Назимова в роли Саломеи и она же продюсер, Наташа Рамбова как сценаристка и автор костюмов и декораций, графика Обри Бёрдслея как источник вдохновения, - любой из четырёх причин достаточно, чтобы заинтересоваться данной постановкой.



"Саломея" - фильм-балет. Балет хотя бы потому, что персонажи двигаются танцевально и замирают в балетных позах.
Балет ещё и по монтажу кадров, с присущим этому виду искусства умением выражать детали жестами. Так что шоу целования жалкого муляжа головы нас не ждёт. Коллективные усилия авторов фильма сосредоточились на том, чтобы показать, как капризная бесчувственная девочка превращается в зрелую женщину с навеки разбитым сердцем. С максимальным приближением к той силе эмоционального надрыва, какую всего лишь год спустя достиг Фриц Ланг в сумасшедшей "Мести Кримхильды". Что ж, месть Саломеи - сюжет не столь заковыристый, но тоже достойный.

"Саломея" переполнена эротическими томлениями, особенно гомоэротическими аллюзиями.
Атака на зрительный нерв зрителя идёт нешуточная. Пока комичные, обрюзгшие Ирод и Иродиада играют свои второстепенные роли в жизни молодёжи,



на первый план выдвигается рослый и сочногубый начальник дворцовой стражи, сохнущий по Саломее,



а по нему, в свою очередь, страдает хорошенький паж Иродиады.









Атлетичные стражи ямы, куда заключён буйный пророк Иоканаан, тоже не напоминают служащих банка или заморённых невзгодами школьных учителей. Юны, свежи, прекрасны и обнажены по всем периметрам.



Словом, здешнее общество состоит из знойных юношей с щекастыми, цветущими лицами, полными животного сексапила.

На фоне коллекции красавцев явление тощего, нескладного сорокашестилетнего Иоканаана (актёр 1877 года рождения) в козлиной шкуре (или что там на нём за кусочек меха) производит именно то странное впечатление, какое и должно было произвести.



В долю секунды становится ясно, что Саломею в таком избраннике привлекла отнюдь не перспектива радостей плоти, а нечто прямо противоположное. Так стоило ли Иоканаану называть девушку блудницей вавилонской и призывать кары на её голову только из-за того, что свой интерес к новому знакомому она выражает так, как пока единственно умеет - кокетством?



Сперва заинтересовавшись поступившим предложением, пророк тут же впадает в религиозный ступор и отказывает Саломее в её притязаниях на причащение телом пророковым. (Лично я бы решила, что искушаемый мною мужчина смущён тем фактом, что уже пару месяцев не принимал душ, а козлиная шкура кишит блохами, и конфликт разрешился бы временным примирением сторон. Но Саломея слишком неопытна в отношениях с незнакомцами, а пророк слишком горделив, чтобы признаться в сути проблемы, так что этим двоим осталось только осыпать друг друга ругательствами).













"Твой рот, Иоканаан, как алая перевязь на башне из слоновой кости!" - делает естественнонаучное наблюдение влюблённая Саломея. (Офф-топ: Так я впервые узнала, что фамилия режиссёра Джеймса Айвори означает "Слоновая кость"). Бинго! Плебейская манера покрывать себя загаром не ценилась никогда, кроме плебейского ХХ века. Отбелённый сидением в яме отшельник-пустынник сияет собственным светом, и пресыщенную дворцовой роскошью Саломею приманили минимализм и простота его внешнего вида. Ещё бы, кругом мужчины смуглые или вообще арапы.



Хотя Иоканаан заводится в религиозном экстазе при одной мысли о светских бездельниках вроде падчерицы царя Ирода, никто не близок ему по духу так, как она. Глупый влюблённый начальник стражи идёт на суицид, когда понимает, что царевна ему не достанется никогда. Другое дело - Иоканаан и Саломея, каждый из которых стремится уничтожить не себя, а недосягаемое по этическим соображениям, но бесконечно влекущее тело противоположной стороны.
С этой своей затеей насчёт серебряного блюда царевна поступит весьма-весьма дурно, да. Но она сделает именно то, что совершил бы над ней Иоканаан, будь власть на его стороне. Согласитесь, отвергнутый самоубийца выглядит в десять раз благороднее пророка, призывающего солдат пронзить копьями девственницу-"блудницу".

Злое, фанатичное лицо Иоканаана - естественная визуальная параллель к выпученным глазам отвергнутой и задумавшей недоброе Саломеи.





Ударный эпизод сюжета о Саломее - знаменитый танец перед Иродом.
Глядя на Аллу Назимову, от предвкушаемого танца ожидаешь любых подвохов. Эта танцовщица никак не похожа на балерин типажа Матильды Кшессинской - девушек с покатыми плечиками, короткими ножками и лёгкой склонностью к полноте.
Подпоясанная короткая туника Саломеи только подчёркивает типаж угловатой девушки-подростка. Ей пошёл бы легкомысленный танец с подскоками и невинной демонстрацией легконогости.



Однако персонаж требовал другого решения.
1923 год - время, когда ещё оставалась в моде убогая хореография свободных телодвижений в стиле Айседоры Дункан, и именно этот вариант использовала Назимова. Получился нескладывающийся в гармонию неприятный деструктивный хаос, вместо чего-то ожидаемо чувственно-восточного, страстного-порочного. Это танец женщины, больше не верящей в силу своей красоты. Выбранные для танца парик и платье тоже не сильно способствуют позитивным эротическим эффектам. Хотя, понятное дело, кому что нравится.







Финальный аккорд - шествие Саломеи за добычей. На царевне шёлковое одеяние со спинкой, переходящей в шлейф, поэтому именно эти кадры более всего напоминают о Бёрдслее.









Иллюстрированный и познавательный пост о дизайнерской карьере Наташи Рамбовой можно посмотреть здесь.
Tags: историческое кино, костюмное кино
Subscribe

  • О гуманизме в советском кинематографе

    А вот кстати, в "Собаке Баскервилей" Масленникова любопытен тот момент, когда Баскервиль говорит, как был бы рад, если бы собаку изловили и надели на…

  • Свингующая Япония

    Повесть о жестокой юности / История жестокой юности / Seishun zankoku monogatari (Япония, 1960, реж. и сценарист Осима Нагиса) Да-да, тот самый…

  • "Хищника" пересмотрела

    Землистого цвета неуверенной походкой в плаще с кровавым подбоем и вместо мозга плавленый сырок. Лишнее зачеркнуть, сырок оставить, самоизоляция…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • О гуманизме в советском кинематографе

    А вот кстати, в "Собаке Баскервилей" Масленникова любопытен тот момент, когда Баскервиль говорит, как был бы рад, если бы собаку изловили и надели на…

  • Свингующая Япония

    Повесть о жестокой юности / История жестокой юности / Seishun zankoku monogatari (Япония, 1960, реж. и сценарист Осима Нагиса) Да-да, тот самый…

  • "Хищника" пересмотрела

    Землистого цвета неуверенной походкой в плаще с кровавым подбоем и вместо мозга плавленый сырок. Лишнее зачеркнуть, сырок оставить, самоизоляция…