Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

"Рейс" Марека Пивовского - фильм из польской "десятки"

Рейс = Rejs: Сатирическая комедия.
Польша: Киносоюз "Тор", 1970, ч/б. Продолжительность 65 мин.
Реж. Марек Пивовски (Marek Piwowski; род. 24.10.1935, Варшава). Сценаристы: Януш Гловацки, Марек Пивовски, при участии Анджея Барщиньского и Ежи Карашкевича.
В ролях: Станислав Тым (лже-"каовец"), Ян Гимильсбах (Сидоровски), Здзислав Маклякевич (инженер Мамонь) и др.
http://www.imdb.com/title/tt0066289/

В Инете размещен сценарий на польском языке (удобным шрифтом, например, здесь http://www.scenariusze.stopklatka.pl/html/rejs.htm), есть и сайт "Рейса" - http://www.rejs.art.pl
Любой неленивый кинолюбитель может легко узнать, что сатирическая комедия "Рейс" стабильно входит в десятку (собственно, в тройку) особо любимых поляками польских фильмов, что "Рейс" снят в квазидокументальной манере, что фильм любим за острый взгляд на типично польскую ментальность.

Тем не менее, каких-либо разборов киноведческого характера в русской части Инета я не нашла. Собственно, "Рейс" так и остался практически не знаком и советскому, и постсоветскому зрителю.

Копия "Рейса" с русской озвучкой либо русскими субтитрами, наверное, где-то существует, поскольку фильм демонстрировался во время польских культурных акций в России. Но я даже не надеялась увидеть такую копию ни в каком качестве. И вот - о удача! - подруга-полонистка принесла для знакомства русскоязычную часть своей коллекции польских фильмов, плюс непереведённый "Рейс", который мы тут же под белое игристое посмотрели. Я обеспечивала живую непринуждённую реакцию, а она - синхронный перевод и культурно-исторический комментарий.

Итак, о чём кино. Два безбилетника, желающих добраться до Гданьска, пробираются под видом "каовцев" (kaowiec, instruktor KO, instruktor kulturalno-oświatowy) на теплоход, везущий туристов в стандартный летний круиз по Висле. Инструктор Отдела культуры при местном горкоме КПСС - это и нам знакомо и понятно; в Польше 1970г. "каовец" - кто-то вроде партийного "аниматора", организующего культурный отдых трудящихся, массовик-затейник.

Лже-"каовец" проводит собрание на тему "Как мы организуем наш культурный досуг во время круиза". Пассажиры после ряда чудовищно косноязычных выступлений "с места" избирают оргкомитет некоего развлекательного вечера, на котором будут представлены преимущественно вокальные и гимнастические номера. И вот уже подготовка к вечеру на теплоходе идёт полным ходом, кипят страсти и страстишки.
Сам вечер мы не увидим - фильм завершается фантасмагорической сценой предваряющего долгожданное мероприятие всеобщего костюмированного веселья, т.е. панорамным показом людей и масок. Каждый здесь успел продемонстрировать мелочность своих интересов и дотошность в пустяках; каждый не заметил, проплыл мимо красоты, покоя и воли, которыми дышат берега Вислы.

Приятельница моя не просто так взялась демонстрировать и переводить мне "Рейс". Ей, как филологу, фильм был важен в первую очередь как образец непричёсанной разговорной речи - со словами-паразитами, неправильно построенными и оборванными фразами, нарочитыми бюрократизмами, шепелявым произношением и прочими лингвистическими радостями. Но было интересно и увидеть, что же так полюбилось польским зрителям.

По её признанию, при первом просмотре сюжет "Рейса" был отчётливо ясен, но комедийных моментов она не увидела вообще. При втором просмотре стали заметны комедийные ситуации, но смешно ей не было. То ли игристое белое подействовало, то ли моя неприкрытая радость, но третий - совместный - просмотр прошёл в атмосфере хихиканья и даже веселья.

Я проблем культурной коммуникации не испытала вообще. "Рейс" мне понравился, и - возможно - я даже отважусь пересмотреть его на польском языке, почитав предварительно сценарий (всё-таки письменная речь воспринимается не в пример легче устной).
Скажем, незамысловатая, но требующая слаженной работы актёров и оператора, эскапада шуток, связанных с перемещением человека с шестом по узкой палубе, вообще не требует перевода.

Особое "оживление в зале" вызвал чудный монолог о кино, изложенный одним из пассажиров, инженером Мамонем, в ходе пустопорожней беседы. Кино совсем не то, каким его хотят видеть зрители, в кино ничего не происходит (напомню, идёт пустопорожняя беседа), ну просто ничего не происходит, кто-нибудь из персонажей закурит (закуривает), вот вам и действие, а то и вовсе уйдёт из кадра, а кино без него ничего не теряет (встаёт и уходит).
Справедливости ради, напомню, что такой способ создания комического эффекта использовал, например, Фрэнк Капра в комедии положений "Мышьяк и старое кружево" (США, 1944). Та сцена, где герой Кэри Гранта рассуждает о том, как глупо ведут себя персонажи театральных пьес в присутствии злодеев, а злодеи в это время готовятся его схватить и убить, и фактически Кэри Грант комментирует то, что происходит у него за спиной, - та сцена отличается тем, что персонаж Гранта комментировал чужие действия, не подозревая о них, а у Пивовского скучающий пассажир комментирует самого себя, не замечая собственной критики. Тем самым повышается сатирический градус этого чисто комедийного приёма.

На мой вкус, чёрно-белое изображение и вышеупомянутая квазидокументальная манера приятно гармонируют с представлениями о европейском кино периода его расцвета. По качеству работы оператора, осветителей и технического персонала "Рейс" вряд ли превосходит современные ему шедевры западноевропейских кинематографических школ, но вряд ли им и уступает. 
Неприятное послевкусие, остающееся после просмотра отечественных фильмов, по несчастью снятых на словно бы изначально поцарапанной и тусклой плёнке социалистического отечественного производства, к "Рейсу" не имеет никакого отношения: фильм свеж, контрастен, лишён того налёта провинциальности, на который столь часто жалуются польские киноведы.

Сценарный приём - проследить за взаимоотношениями небольшого коллектива, совершающего расслабленный речной вояж, - конечно, не нов. Сходу вспоминаются "Аталанта" Виго (Франция, 1934) и "Верные друзья" Калатозова (СССР, 1954), и даже (вот уж некстати) "Смерть на Ниле" по роману Агаты Кристи. 
Но даже такая маленькая эрудированность, которую я только что продемонстрировала, позволяет ставить "Рейс" особняком. В "Аталанте" основное внимание направлено на тончайшие движения человеческой души. В "Верных друзьях" мы наблюдаем нравственно здоровых людей среди реалий нравственно здоровой жизни. Агату Кристи я, понятно, пропущу :).

В "Рейсе" внимание заострено на социальной критике. Авантюрист, прокурор на пенсии, философ, поэт, инженер - пассажиры, разумеется, олицетворяют различные слои польского общества.
Поэтому если у "Рейса" и есть формальный аналог, то это, скорее, "Гараж" Рязанова (1979). Там тоже бюрократический формализм, под правила которого пытаются (и даже довольно охотно) подстроиться простые обыватели. Там тоже живые страсти снова и снова прорываются сквозь регламент идеологически выдержанных чувств. Но у этих картин различий больше, чем сходства. 

Во-первых, антураж. Живая река, речные красоты и речная романтика в польской комедии. Чучела среди малоухоженного замкнутого пространства в советской комедии.
Во-вторых, мера гуманизма. Люди, сдерживающие в себе всё самое хорошее так старательно, что хорошего уже и не видно, и серьёзно относящиеся к несерьёзным проблемам, - в польской комедии. Люди, демонстрирующие без стеснения всю амплитуду своих нравственных падений и взлётов, и серьёзно относящиеся только к кардинальным проблемам бытия ("место под солнцем", "правда", "в своё время напугали") - в советской комедии.
Есть и прочие различия, но этих двух вполне достаточно, чтобы увидеть, на каком контрасте создаются комический эффект и лиричность у Рязанова, и на каком - у Пивовского. Омертвелые люди на живом фоне у Пивовского, живые люди на омертвелом фоне у Рязанова. 

Понятно, что при таком раскладе разговор об идейно-художественной перекличке польской и советской культовых сатирических картин не удастся.
Но точки сближения в них всё же есть. Даже есть одно формальное сходство. Персонаж Валентина Гафта, председатель кооператива, носит фамилию Сидорин. А персонаж Яна Гимильсбаха (30.11.1931 - 11.11.1988), активист-общественник, носит фамилию Сидоровски.

На самом же деле, стоит упомянуть инженера Мамоня, в роли которого снялся Здзислав Маклякевич. Помимо пространного монолога о кино, Мамонь стал героем ещё одной из любимейших и часто цитируемых поляками комедийных сцен: (осторожно, спойлер!) муж и жена сидят на палубе в шезлонгах, муж смотрит в бинокль, жене скучно, она просит сказать, что там видно, Мамонь перечисляет (точно не процитирую, конечно) "утка, дерево, птичка", а на самом деле разглядывает выходящих на палубу девиц в бикини. Вот эта мамоневская "птичка" - у поляков аналог нашего гоголевского "насчёт клубнички".

С Мамонем хороша ещё одна сцена: (опять спойлер!) оргкомитет обсуждает апатичное поведение инженера, его пристрастие к распитию пива в разгар подготовки к мероприятию, подходит Мамонь и угощает каждого бутылкой холодного пивка, после всеобщего замешательства самый косноязычный из присутствующих бормочет "пиво... исключить...", Мамонь благодарит всех за интересное плодотворное сотрудничество и спокойно покидает оргкомитет.

Есть в инженере Мамоне что-то античное, гедонизм и стоицизм, гармония сознания и всегдашнее присутствие духа. И если каждый из персонажей воплощает некую грань польского характера, то я бы предпочла видеть в поляках таких вот спокойных, знающих себе цену людей. Даже один инженер Мамонь своим присутствием на экране опровергает промелькнувшую было мысль о тотальном гротеске "Рейса".

Здзислав Маклякевич (09.07.1927 - 09.10.1977; в русском Инете распространилась ошибочная транскрипция Маклакевич), кстати, сыграл роль майора Ковалёва в телеэкранизации гоголевского "Носа" (1971, реж. Станислав Ленартович). Советские зрители видели Маклякевича в роли унтерштурмфюрера Макса Абуша в 13 серии первого сезона сериала "Ставка больше чем жизнь" (1968). Была у него и небольшая роль дона Бускероса в "Рукописи, найденной в Сарагосе" Войцеха Хаса (1965), а ещё ранее - роль журналиста в "Как быть любимой" того же режиссёра (1963).
Tags: 1970-1979, комедии, польское кино
Subscribe

  • Текущее

    - ...нападение призрака в душевой женского оздоровительного центра. Вижу, ты заинтересовался. - Женщины в душе?! Конечно, их надо спасать! Столько…

  • "Вас уже выпустили из сумасшедшего дома?" (с) классика

    Комедии Гайдая сейчас невозможно пересматривать. В одном фильме девица самоизолировалась от дяди и жениха. В другом "бровьми союзна". В третьем…

  • "Хищника" пересмотрела

    Землистого цвета неуверенной походкой в плаще с кровавым подбоем и вместо мозга плавленый сырок. Лишнее зачеркнуть, сырок оставить, самоизоляция…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments