Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

"Шаг с крыши" и "Синяя ворона"

Вот редкий случай для русской детской литературы второй половины ХХ века, когда можно оценить сразу две экранизации одной книги - фильм 1970 года (Одесская киностудия, реж. Радомир Василевский) и телеспектакль 1981 года (Ленинградский комитет по телевидению и радиовещанию Гостелерадио СССР, реж. Глеб Селянин).
Повесть Радия Погодина "Шаг с крыши" опубликована в 1968 году. Это книга о пионере-попаданце Витьке Пономарёве, заскучавшем в сытой и скучной советской реальности. То ли парень просто треснулся башкой, свалившись с крыши, то ли действительно волшебная синяя ворона посредством заклинания "хаугли-маугли" отправила его охладить фантазию в суровой реальности подлинных исторических будней. Но так или иначе Витька посетил грязную пещеру каменного века, парижский трактир времён Людовика XIII и импровизированную белогвардейскую тюрьму Уральска накануне чапаевской атаки. Люди разных эпох общими усилиями разъяснили залётному гостю, что в жизни есть место приключениям и героизму ...но только от безысходности и глупости.
Для удобства восприятия пионер и в книге, и в кино избавлен от языковой проблемы, поэтому все персонажи говорят по-русски. Избавлен от проблемы? Ха-ха! Язык его враг его. Пещерным людям малолетний дурак болтает о чудесах цивилизации и прямо в руки даёт высокотехнологичное оружие - огонь. Людям кардинала разъясняет тайны конституционной демократии и даёт общий курс прав человека. Белогвардейцам обрисовывает перспективы большевистского обустройства России. В результате, куда бы пионер ни сунул нос, всюду его стремятся прищемить побольнее. Романтика как она есть.



"Шаг с крыши" абсолютно необходим всякому, кто хочет видеть, с чего начиналось советское "мушкетёрское" кино. Мушкетёры здесь бравые, отменно костюмированные, всё у них на месте, включая боевой дух. Словом, Михаил Боярский со товарищи не были первыми.



Ануку-Анетту-Нюшку-Анну Секретарёву сыграла Нета Боярская - девочка с изысканнейшим профилем и слегка раскосыми глазами. Ныне жительница славного города Торонто.



Витька Пономарёв в "Шаге с крыши" белобрыс, вихраст и тощ. Наружность самая простецкая.


Актёрский состав был собран суперзвёздный: Георгий Милляр, Лев Прыгунов, Георгий Вицин, Борислав Брондуков, Елизавета Никищихина, Антонина Шуранова и др.


Но толку от кинозвёзд, на самом деле, не слишком много. Василевский увлёкся репризами в духе хитов второй половины 1960-х - "Трёх толстяков", "Женитьбы Бальзаминова" и "Свадьбы в Малиновке", отчего в "Шаге с крыши" слишком многое от оперетты. То есть как бы из чужой оперы.
Тем не менее, некоторые кинематографические шутки исключительно удачны. Скажем, когда вышедшего из стены Витьку трактирщицы приняли за нечистого духа, для этого имелись все основания. (На скриншоте плохо видно, но у чумазого Витьки ещё и два вихра торчат как два рожка).

А уж общий очерк планов Анетты на счастливое супружество вообще шикарен (хотя именно здесь-то я и вспомнила "Женитьбу Бальзаминова").

Получился довольно остроумный и лёгкий детский фильм, пригодный для цитирования.
"Смотри, он дышит! - А, скоро перестанет!"
"Лучше мы поженимся. - Повешусь!"




Глеб Селянин - волшебник с Ленинградского телевидения. Его "Похищение чародея" 1980 и "Синюю ворону" 1981 я в детстве видела всего по одному разу, а впечатлений хватило до сих пор.
Перед Селяниным стояла задача экранизировать литературное произведение так, чтобы не повторить экранизацию 1970 года. Должно быть, по этой причине от некоторых удачных реплик пришлось отказаться. Зато общая интонация спектакля в чём-то близка к понятию суровой "готики" или чего-то в этом роде. Тем он и памятен поколению, что из детского зрелища решительно убрано всякое сюсюкание. Даже с хэппи-эндом большой напряг.


Весёлые, остроумные реплики всё равно остались, куда ж без них.
"Анука помрёт. Анука хочет ударить по сарделькам." (в повести Погодина это звучало "Анука помрёт. Анука хочет котлеты предпочитать")
"Молись! - Хаугли, маугли, кур каламур... - Молитвы-то какие гугенотские, господи боже мой! Молись, молись! - Сунду, кулунду, курукулунду... - Ну хватит, достаточно! - Де Гик, де Гик! - Кто здесь кричал "де Гик"? - Господин де Гик, вас сверху спрашивают!"


На скриншотах выше видно, что Нета Боярская, скорее, походила на грациозное подобие Ассоли. Её персонажи - мечтательницы и фантазёрки, устремлённые в будущее, каждая на свой лад.
В "Синей вороне" концепция образа поменялась радикально. Ануку-Анетту-Нюшку-Анну Секретарёву сыграла Ольга Озерецковская. Девочка крепкая, круглолицая, курносая. Кровь с молоком. Её героини не из тех, что строят воздушные замки, а сама практичность.
Полуобнажённая юная Артемида держалась непринуждённо и небрежно помахивала копьём.

Её четырём ролям требовалась не только острота реплик, но и свобода актёрского самовыражения. Один дубль (с требованием поцеловать невесту) Оля испортила, кинув быстрый взгляд на режиссёра. Но в остальном не подвела.


Наиболее разительная, смыслопорождающая перемена ждала здесь Витьку Пономарёва. Вместо вертлявого и пронырливого дворового пацанёнка, каким предстал Витька в прежнем кино, здесь задействован рафинированный, гладкий отрок явно комнатного разведения. Одни и те же реплики в его устах и устах прежнего, белобрысого Витьки приобрели совершенно разный смысл. Белобрысый Витька был порывистым дурачком, спешащим выпалить сокровенные тайны сердца. Новый Витька превратился в барчонка-демагога, снизошедшего до культурно и политически отсталых людишек.
Третья, революционная новелла, где сокамерники заподозрили в Витьке провокатора, звучала в "Синей вороне" особенно грозно. Если Радомир Василевский пытался вложить в свой фильм чувство сопричастности мальчишек 1970 года революционной романтике, то Глеб Селянин весьма недвусмысленно показал, как и почему мальчишка 1980-х мог бы, попадись, рассчитывать на пулю в спину от тех, кто официально считался его кумирами: "Врёт, что он рабочий сын, мозолев-то нету!"


Использованный Селяниным приём очевиден для фильма из трёх новелл с общим обрамлением - задействовать во всех сюжетах одних и тех же актёров. Вот, например, Владимир Летенков в трёх ролях: глуповатый пещерный парень Глум, нахальный английский лорд и героический большевик-арестант. Мощный актёр, на самом деле. Если б не титры, я бы в роли лорда его не опознала, несмотря на характерный нос.


Жаль, Александр Хочинский как актёр совершенно невыразителен. Ему было доверено воплотить кровожадного самодура Гы, мушкетёра-социопата Моруака и спивающегося поручика белой армии. Везде сфальшивил. Впрочем, как исполнитель романсов Хочинский достиг небывалых высот и "Не пробуждай" в его исполнении, помнится, потряс основы.
В мушкетёрской новелле в важной мизансцене Хочинского дважды (!) заслонила чужая шляпа, после чего я заподозрила, что актёр в ходе съёмок поругался с оператором или режиссёром, и те его наказали, зарезав на экране.


Но смотреть телеспектакль меня тянуло не ради детей, Летенкова, Хочинского и прочих, а ради Эры Зиганшиной. С этой актрисой знакомы все, у кого было детство, а не только блуждание по мультсериалам. Она - маленькая разбойница из "Снежной королевы". В "Синей вороне" Зиганшина жена Гы, трактирщица-стряпуха Мадлена, русская барыня эпохи модерн и простецкая больничная санитарка.
Ох, как Зиганшина в образе русской аристократки промурлыкала свою коронную реплику "А всё-таки он монстр!"... какая женщина, какая сталь и твердь.


Из обязательной программы мне осталось ударить по сарделькам освежить детские впечатления от "Похищения чародея" Глеба Селянина 1980 и от "Принца и нищего" Вадима Гаузнера 1972. Детство, золотое детство, как же я тогда перепугалась от танца колодников!..
Tags: 1970-1979, 1980-1989, детское кино, попаданцы, советская правда, фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments