Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

"Атаман кодр" (Молдова-филм, 1958, реж. Михаил Калик, Борис Рыцарев, Ольга Улицкая



В отличие от многих прочих авантюрных псевдонародных боевиков с погонями, переодеваниями, крестьянским юмором и воссоединением с возлюбленной, "Атаман кодр" рассказывает свою историю чаще языком межкадрового и внутрикадрового монтажа, чем вязью реплик. Имена режиссёров Михаила Калика (31 год), Бориса Рыцарева (28 лет) и оператора с режиссёрскими амбициями Вадима Дербенёва (24 года) обещают, что зрелище не будет банальным.

"Атаман кодр" считается первым молдавским фильмом.
В 1833 году в Бессарабии конюх пана Леликовского по имени Тодор Тобулток стал атаманом всех местных криминальных элементов. Вместо того чтобы тихонько собирать пенсию на старость, парни подались в робингуды и ничем хорошим это закончиться не могло.
Тодор Тобулток - атаман молдавских лесов. Местные леса - по-молдавски кодры (буквально, густые тёмные леса тут и сям). Атаман кодр. Достаточно посмотреть на титр названия, чтобы увидеть, что оккупировавшая поисковики заглавная буква в словосочетании "Атаман Кодр" взялась из воздуха. (Редкий случай - на Кинопоиск.ру указано правильно!). Леса в Молдавии хоть густые, да маленькие, с Сибирью не сравнить, прочесать их можно одним полком регулярных войск, так что затеряться в чащобах Тодору Тобултоку не удалось. Это не спойлер, а историко-географическая закономерность.

Зачин "Атамана кодр" стандартен для советского костюмного фильма, обличающего гниение помещичьей морали. Первые восемь минут можно свободно пропустить: пан Леликовский сделал попытку овладеть горничной Юстиньей прямо возле обеденного стола, вбежавший на крик её жених конюх Тодор (а что он вообще делал в барском доме?!) врезал пану по морде, далее следовала показательная порка конюха, но проезжавший случайно мимо офицер Богдескул потряс саблей, освободил недопоротого холопа и велел ему бежать.
Ага, бежать! А как же Юстинья? Наступает девятая минута фильма, ночь, ужас, скрежет зубовный, вписанный в оконную раму тёмный полумедвежий силуэт рычит голосом Тодора, пан Леликовский встречается с кондрашкой, выстрел, потасовка, камера вертится волчком, а поэтический реализм выдвигает на первый план насмешливую бронзовую скульптурку, ласкаемую неверным отблеском свечей.
Вот тут-то я и поняла, что досмотрю до финала без промоток, примерно в той же позе у монитора, что и бронзовая дева.


Дальше были чудеса приятные и малоприятные.
Первым из малоприятных чудес я бы назвала прелестную в своей прямолинейности отсылку к декабристам. Офицеру Богдескулу отказано в руке племянницы графини по причине его симпатий к декабристам. Really? Чем не угодило польское восстание 1830-1831 годов, сочувствовать которому молдавскому националисту было бы намного сподручнее?
Восставшие гайдуки жгли усадьбы без выдумки, раздавали деньги крестьянам без прибауток и фокусов, да ещё и в промежутках сколачивали ансамбль народной песни и пляски, чего моя не терпящая мюзиклов душа жаждала в наименьшей степени.
Чья-то железная рука периодически возвращала повествование в пристойное русло кинематографического костюмного мейнстрима. С устаревшей гротескной манерой актёрской игры почти всех, кто изображал правящий класс. Например, графиню и губернатора.


СТРАШНОЕ: фильм цветной, но состояние его таково, что о цвете лучше забыть.


Что ж, ничего смертельного. На мою долю хватило приятных чудес. Живая, думающая камера, лирические перебивки, фольклорные цитаты и неожиданно тонкая актёрская игра главных персонажей компенсировали многое, если не всё. Разумеется, после классики "поэтического кино" особо выделить нечего, но важен ведь и фактор хронологического первенства.

Не выходя за рамки условной реалистичности, авторы насытили фильм элементами сказок и легенд и свели соцреализм к предельному минимуму.
Эпизод с визитом гайдуков к крохобору Мырзе весь целиком обставлен как народная сказка, от визита таинственного вестника и до телепортации гайдуков в горницу Мырзы под крик петуха.
Эпизод со спасением Диордия от порки весь целиком заимствован из легенды о визите парней Робина Гуда в замок на казнь Маленького Джона.



Это несомненный фольклор, но универсально-социальный, после тщательной литературной обработки. Подобные эпизоды могли встретиться и в любом другом приключенческом фильме.
Много интереснее находки, имеющие чистый молдавско-румынский источник. Вы молдавские сказки читали когда-нибудь? Я читала две литературные. Узнаются сразу. Вот тут слева соцреализм и атака регулярных войск, а справа в духе молдавской сказочной фантазии скрипач пытается остановить войну силой музыки.


Другого рода интерес вызывает эпизод пьяного кабацкого разгула гайдуков. С точки зрения течения сюжета он не даёт ничего и мог быть свободно удалён из фильма без потерь смысла. В принципе, эпизод только придаёт фильму немного пьяной пролетарской экзотики, да позволяет Льву Полякову продемонстрировать актёрскую игру чуть более высокого класса, чем требовалось для однообразно-героической фигуры Тобултока.
Тодор имитирует опьянение и под видом пьяницы дразнит зашедшего в кабак для проверки документов исправника. Насмешливый, кудлатый, самоуверенный мужик с бешеным взглядом. В окружении столь же дерзких собутыльников. Пугачёв. Последующая встреча кудлатого разбойника с Богдескулом (отпустил с миром в благодарность за прошлое благодеяние) только усиливает мотив пугачёвской легенды.


Классово безупречные источники вдохновения - это здорово. Но почему бы не позволить себе немного больше? Команда "Атамана кодр" выстроила внутри сюжета линию Иуды Искариота.
Гайдук-предатель АлЕкса (Артур Нищёнкин) прошёл в фильме характерную эволюцию. Впервые мы его видим, когда он ...распределяет воровскую кассу. Я даже в википедию шустро сбегала, не поверив своим глазам. Нет, всё точно, парень сразу заступил на иудину должность.
Изначально Алекса вор-гопстопщик. Беззаботный, бессовестный, лихой и весёлый. Высокие идейные порывы ему чужды, может и прохожего старичка-крестьянина грабануть. Таким не место в социалистической революции, вон из банды!

Монтаж, ножницами щёлк. Алекса всё так же человек настроения. Но он не выносит одиночества и вернулся к товарищам на их условиях. Словно бы возмужал и осунулся.
Теперь у него есть тайна: влюблённость в Юстинью. Далее следует своя версия классической истории тридцати серебренников.




Вообще религиозная символика представлена хоть и не широко, но достаточно, персонажи периодически крестятся и красуются на фоне придорожного креста с грубо сделанным резным Иисусом. Если в начале фильма Юстинья искала заступничества у деревянного бога, то в конце фильма едет мимо не оглядываясь. Самый красивый кадр - когда Тодор и Юстинья смотрят на дерево-укрытие как своё собственное потенциальное место для распятия. Новые времена нуждаются в новых спасителях.


Антиромантическая обречённость влюблённых обставлена эмоционально сильными образами. Вплоть до цитирования чёрного солнца на чёрном небе Григория, оглянувшегося на Аксинью слишком поздно. В отличие от жестокого Шолохова, авторы "Атамана кодр" дали жене попрощаться с мужем. Она это сделала заранее, ещё до рокового выстрела.
Когда видишь такой взгляд, сразу понимаешь, что сейчас случится. Кстати, Поляков сыграл как надо - вместо трагических гримас показал лицо оглушённого человека, у которого только что потемнело в глазах.




Правда, сперва Лев Поляков в роли Тодора казался довольно неуклюжим и некрасивым.

Постепенно камера словно бы привыкла к актёру, и стала видна мужественная пластика широких, свободных движений, орлиная стать и прочие бла-бла-бла, необходимые для подлинно народного, крестьянского героя.



В роли боевой подруги атамана Юстиньи снялась Инна Кмит, актриса завораживающей красоты, с очень тонкой улыбкой, почти Джоконда.


Самый невероятный кульбит кастинга - Александр Ширвиндт в роли штабс-капитана Василия Богдескула. Как штабс-капитан актёр безупречен, но его персонаж ещё и лицо антимонархистских взглядов, и тут у зрителя случается резчайший когнитивный диссонанс. Может ли вот эта условно-блудливая мужская красота олицетворять собою высокий протобольшевистский пафос? После знакомства с биографией красавца-комсомольца Володьки Киршона, автора песенки популяризатора бессмертных строк "мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем", стала относиться с великим предубеждениям ко всем сочногубым брюнетам с масляными глазами. Хороши, этого не отнять, но нравственны ли?
Кульбит кастинга, тем не менее, удачно совпал с последующим кульбитом истории. Ведь в теперешние времена именно такого сытого, вальяжного и безответственного барина стоит заподозрить в том, что это он скуки ради развязал руки всем самодеятельным марксистам отечества.


В пару к Ширвиндту поставили актрису Микаэлу Дроздовскую в роли прогрессивной барышни Наташи. И зовут Наташа, и причёска стилизована под портрет шестнадцатилетней Гончаровой, и на лице выражение шестнадцатилетней школьницы, переходящее в зрелое смирение женщины, чей муж имеет тенденцию куда-то деться и оставить её саму разбираться с финансовой пропастью. Спасибо, что не с четырьмя детьми.


Итак, Робин Гуд, Пугачёв, Иуда, Гончарова, Мелехов... Фильм стимулирует смелый вихрь ассоциаций, но на пользу ли это его задаче выразить стихию национального духа? Гротескный торгаш Мырза и горячий цыган Диордий оказались в ответе за всю национальную образную специфику сразу.

Вот это красивое фото подаётся как кадр из фильма. Слева направо: Диордий, Тодор и Яким Жила. Но это не кадр из "Атамана кодр", а, скорее всего, что-то вроде промо-фото со съёмок, где актёры в образах позируют для будущего киноплаката.

В фильме подлинный ракурс таков:

Суть парадной картинки в том, что в одном кадре равноправно участвуют цыган, молдаванин и украинец. Видимо, задача сделать фильм чисто молдавским не ставилась, наоборот, приветствовалось расширение национального контекста.

Намеревались ли сценаристы обыграть два возникших любовных треугольника: Тобулток-Юстинья-Алекса и Богдескул-Наташа-поручик? В любом случае, красивого параллелизма не получилось, да и треугольники разваливались не сложившись.
Готовый сценарий подтягивался под высокие пропагандистские стандарты кем-то безруким. Иначе откуда в сюжете взялся подпоручик Зарайский, ответственный лишь за озвучание пары политических максим, а больше ни за чем не нужный и даже в этом качестве необязательный.
В то же время, для сюжета характерны поэтические недоговорённости. Так, судьба пана Леликовского нарочно оставлена за кадром именно в тот момент, когда Тобулток получил возможность безнаказанно выразить действием всю степень народного гнева против барских притеснений. А на какой осине повесится Иуда и повесится ли, тем более не показано, больно много чести ему.

Сценаристы фильма - Семен Молдован и Валерий Павловский. Вот тут интересный рассказ о журналисте и сценаристе Семёне Молдаване. По ссылке рассказано, что в съёмках "Атамана кодр" имелась управленческая интрига, и вгиковцы Калик с Рыцаревым невольно забрали себе кусок режиссёрского хлеба Улицкой и Дербенёва. Кругом интриги.

Ольга Улицкая представляла в этом проекте недопетую песнь предыдущего расстрелянного поколения кинематографистов. В 1930-1933 гг. она срежиссировала три полнометражных фильма в паре с Александром Гавронским. Два для Белгоскино, третий - для Украинфильма. Гавронский - персонаж того сюжета об украинских буржуазных националистах, закогтивших народный кинематограф, который развёрнут здесь (но по ссылке лучше не ходите, там аж три фото по 2200 пикселей, просто поверьте на слово), был репрессирован и вышел на волю только в 1955 году, когда за него решился попросить актёр Н.К.Черкасов. Улицкая тоже либо отбывала срок, либо сидела тихо как мышь, потому что "Атаман кодр" первый фильм после долгого перерыва, да и на следующие проекты здоровья не осталось.

Оператор Вадим Дербенёв являлся оператором-художником высокого класса. Сим свидетельствую: оператор от бога. Правда, массовому зрителю больше известен как режиссёр хитов 1980-х "Женщина в белом", "Тайна "Чёрных дроздов" и "Змеелов".

Таким образом, визуальные решения фильма имеют сразу четырёх авторов, так что разобраться где чья рука не представляется лёгким делом. Мне, если честно, интереснее всего, какие эпизоды ставил Рыцарев. Эпизоды Калика-Дербенёва с их "поэтическим реализмом" отчётливо видны и мною всецело одобрены, а вот в режиссёрской манере Рыцарева совершенно не разбираюсь, а надо бы. Вдруг он тоже что-нибудь поэтичное срежиссировал.
Ну, хотя бы Довженко и Эйзенштейна легко узнать в качестве авторитетных образцов для вгиковской молодёжи.


Уверена, дух соревновательности не мог не оставить печать на конечном результате, ведь для Дербенёва, Калика и Рыцарева этот фильм - полнометражный дебют.
Спрашивается, может ли творческая ревность заменить собой командную сыгранность? Помня, что полнометражный дебют Сергея Параджанова "Андриеш" (1954 год) снят в сыгранной, сложившейся паре с Яковом Базеляном, не могу не задаться этим вопросом. Хорошо бы ещё и ответ на него получить. Эх, придётся пересмотреть "Андриеша" при случае, хотя он показался скучноватым.

Ах да, музыку "Атамана кодр" принято хвалить. Мне она показалась тяжеловесной в симфонических аранжировках одного и того же заглавного аккорда, а в поэтических моментах визуального ряда ещё и стилистически диссонирующей. Хорошая музыка, но для менее лиричного авантюрного кинополотна.
Смущают также слишком правильная, театрально поставленная речь персонажей в русском дубляже и отчётливо оперный кабацкий вокал в молдавском оригинале.
Словом, переозвученный, фильм сильно выиграл бы в моих глазах. Но нужно ли? Деловито делая скриншоты, чуть не разрыдалась над тёмным небом несчастного Тодора. Нет-нет, хватит и так.

Основная литература о молдавском кинематографе:
Андон Виктор Данилович. Рождение молдавского кино / Науч. ред. Р.Н. Юренев; АН МССР. Отд. этногр. и искусствоведения. – Кишинев: Штиинца, 1986. – 159, [1] с.: ил.
Гибу Николай Трофимович. Вадим Дербенев: [Заслуженный деятель искусств Молдавской ССР, оператор и кинорежиссер]. – Кишинев: Молдреклама, 1967. – 35 с.: ил. – Текст парал. рус., молд.; То же. – 1968.
Гибу Николай Трофимович. Заметки о молдавском кино / Гос. ком. Совета Министров Молдав. ССР по кинематографии. – Кишинев: Молдреклама, 1968. – 122 с.,17 л. ил.: ил. – В содерж. раздел: Вадим Дербенев.
Иорданов Иван Ефремович. Кино Советской Молдавии. – Кишинев: Лит. артистикэ, 1978. – 140 с.: ил.
Пламадяла Анна-Мария Владимировна. Кино, фольклор и литература: Преломление национальных художественных традиций в молдавском киноискусстве / АН МССР. Отд. этнографии и искусствоведения; Отв. ред.Л.Х. Маматова. – Кишинев: Штиинца, 1985. – 157 с.: ил.
Полюхова Маргарита Петровна. Легендарное прошлое на экране: [Студия "Молдова-филм"]. - Кишинев: Лит. артистикэ, 1983. - 126 с.
Тарасенко Лариса Васильевна. Поэзия молдавского экрана: [О творчестве Э. Лотяну, В. Гажиу и В. Дербенева]. – Кишинев: Литература артистикэ, 1980. – 137 с., 16 л. ил.: ил.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments