Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

"Похищение чародея" (Ленинградское телевидение, 1980-1981, реж. Глеб Селянин)

Наталья Данилова, Юрий Демич, Иван Краско и Владимир Особик - ударные актёрские силы телеспектакля "Похищение чародея" 1980 г., поставленного по произведению Кира Булычёва.
Приехала аспирантка Анна из Минска на загородную дачку к тётушке, а там вдруг два господина привлекательной наружности просят её освободить помещение и не путаться под ногами.



Минскую аспирантку так просто на испуг не возьмёшь, и пришлось незваным гостям, скрепя сердце, признаться: сами они из будущего, а на тёткиной даче втихаря соорудили портал в прошлое. И всего два-три дня у них на то, чтобы успеть спасти от смерти гения 13 века по имени боярин Роман. В городишке, что стоял тут рядом на холме, Роман применял порох и затеял книгопечатание, да только безвременная кончина в ходе феодальных войн перечеркнула горизонты научной мысли.
Анна согласилась не сдавать лиц без паспортов в милицию и варить им кофе, а взамен получила возможность поприсутствовать на шоу "спаси белорусского чародея от немецких рыцарей". Шоу выходило забавным, потому что средневековая литовская княжна Магда оказалась двойником Анны.


И всё бы шло хорошо, да возле Романа вертелся противный горбун Акиплеша, навроде лаборанта при алхимике.


Роман слово, Акиплеша два, Роман туда, Акиплеша следом... Фигаро, а не горбун. Словом, профессиональный посланец из будущего закономерно огрёб от пронырливого Акиплеши хороший пендель.
Вот тогда-то и пришло Анне время сказать своё слово и выйти на борьбу с гнусным реликтом эпохи компрачикосов, покусившимся на жизнь мирного гуманитария из 28 века. Женское сердце подсказало ей, что ситуация имела иной выход, чем предполагали мужчины.


Этот спектакль - вершина аутентичности бытовой интонации в советской кинофантастике рубежа 70-80-х, поэтому так идеален здесь баланс скептицизма, прагматичности и потребности в адреналиновом вбросе, определивших образ современника.
Опустевшее сельская местность - рай для философских самоуглублений, но люди всех возрастов сбежали со всех ног из этого рая, так что коренных жителей почти не осталось. Игра реплик подсказывает тот момент, когда Анна даёт понять, что принимает незнакомцев за кагэбешников. Теперь ей легче поверить, что они гости из будущего, чем признать себе, что в умирающей деревне есть хоть какая-то пассионарность, могущая привлечь к себе внимание служивых людей, занятых делом. На уровне инстинктов Анна чувствует, что привлечь внимание в этой глуши может только она сама, молодая и красивая, а вовсе не выдуманная служебная командировка. Своего рода переустановление ценностей и возвращение их к идее естественности.


Всё же сама ситуация "красивая женщина наедине с двумя незнакомцами" предполагает определённый дискомфорт, даже если у мужчин с клыков не капает слюна. Но ведь встреча одинокой дачницы с вежливыми красавцами из будущего - чистая фантастика, не так ли? Чего же тогда нервничать. Зато элемент неподдельной тревожности и мнительности привнесён приветливым, но назойливым старичком-соседом. Милый такой словоохотливый дедушка, душный и липкий. Спросил, одна ли Анна, пригласил к себе ночевать, утром зашёл без стука и признался, что есть в Анне опасная манкость, оттого за неё волнуется, хотя места здесь тихие, хулиганов нету. То есть, надо понимать, от него самого главная опасность. И такие, знаете ли, паузы делал после каждой фразы, как бы ожидая поддакивания, брр что за манера. В общем, открытое навязывание своего общества и напряг нервов.
Получилась очень тонкая дополнительная нюансировка по всему спектаклю: фантастика не в том, что образованные исследователи обычно вежливы, фантастика в том, чтобы ты приехала отдохнуть и тебя не терроризировал местный эротоман.
Tags: 1980-1989, историческое кино, попаданцы, фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments