Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

От "Букета" к "Крысолову". Ф.А.Брабец

Режиссёр и оператор - Франтишек Антонин Брабец (F.A.Brabec).
Букет = Kytice: Сборник из семи фольклорных "страшных" сказок по мотивам баллад Карела Яромира Эрбена. Чехия, 2000.
Крысолов = Krysař: Поэтическая драма-притча по мотивам новеллы Виктора Дыка. Чехия, 2003. Сценарий: Ф.А.Брабец, Ивана Новакова. Продолжительность 70 мин.

Сколь сильно понравился изысканный "Букет", столь сильное отторжение вызвал беспомощный "Крысолов".
Более ранних работ чешского оператора Ф.А.Брабеца, подавшегося в режиссуру, я пока не видела. Возможно, и имеет смысл ознакомиться только с ранними, потому что более поздние ленты Брабеца ругают ругательски все те немногие, кто дал себе труд оставить в Инете отзыв.
Как понимаю, "Букет" - вершина творческой карьеры Брабеца, после которой ему не удалось сделать ничего стоящего внимания.

Литературная основа "Букета" - баллады чешского поэта-романтика и фольклориста К.Я.Эрбена (1811-1870). Это настоящий восточноеропейский и вообще европейский романтизм - страшные истории, без сюсюканья, без умиления румянцем деток и невинностью дев. В этом болезненно-прекрасном мире неосторожно брошенные слова имеют силу необратимых заклинаний, отвергнутый речной божок карает возлюбленную смертью младенца, а те, кто умер насильственной смертью, вымещают свою неутолённую жажду мести только на тех, кто их призывает - то есть на самых любящих, доверяющих...

Полуэротическая новелла про деву, утопленную Водяным в свою пользу и пользование, заслуживает отдельного разбора, профессионального. Настолько красивых и чувственных пейзажей, повторяющих каждое движение души невольной жертвы чужого сладострастия, мне видеть ещё не приходилось. Коллизии кочующего сюжета о невинной деве, обманом или силой взятой в жёны богом загробного царства и отпущенной на один солнечный цикл в отчий дом, в данном случае усложнены "заложником" - совместно нажитым младенцем. Вернуться к плачущему сыночку юной матери не даёт её собственная мать. Конфликт двух материнских сердец мог бы решиться в пользу ребёнка, но ненависть-нелояльность бабушки к самозванному зятю предопределяет трагедийный финал. Так что помимо отношений любимой женщины с нелюбимым мужчиной здесь есть и напряжённые отношения зятя с тёщей.

Ещё две новеллы врезались в память в большой степени из-за внешности актрис, сыгравших там главные роли.
Актриса Клара Седлачкова из новеллы про погибшего солдата, пришедшего на призыв своей невесты, отличается... никого не хочу обидеть... рахитичной внешностью. С таким угловатым лицом, как у неё, с большими глазами, чрезвычайно убедительно удаётся передать настроение печали и тревоги. Но она ещё и служит выразительной доминантой в общей атмосфере упадка, деградации, разложения основ и устоев. В ней нет ни свежести "пастушки", ни осанистости и фигуристости крепкой крестьянской девки. Экзальтированное, болезненное, тревожное существо - именно такая актриса необходима на роль самонадеянной девчонки, идущей на смертельный риск ради воображаемой любви.

В той же новелле актёр Карел Роден в синюшном гриме мертвеца был просто лишён возможности демонстировать отголоски былого чувства, на свет которого пришёл озлобленный дух умершего без покаяния солдата. Брабец не выказывает никакого сочувствия к пришельцу из адских глубин! Гость с того света лишен настоящих признаков человечности, сохранив лишь пустую оболочку человеческого тела.
В такой классической экранизации фольклорного сюжета становится особенно понятным тот ужас, который я пережила, сдуру взявшись однажды посмотреть "Кладбище домашних животных" всего через пару недель после мучительной смерти домашнего любимца.
Самые страшные гости-покойники - те, кого любили, кого ждут. В отношениях с потусторонним миром любовь представляется единственной по-настоящему крепкой связью. Нельзя, неправильно мерять отношение к мёртвым степенями гадливости, страха и брезгливости! Поэтому мириады "Звонков" и их ремейков не вызвали во мне и намёка на зрительский интерес, а бартоновский "Труп невесты" был просмотрен неоднократно.

Обязательно должна я похвалить и ту новеллу из "Букета", которая повествует о проклятии, которое после вынужденного аборта послала невенчанная дочь своей матери. Мать так хотела пристроить замуж свою некрасивую дочь, что подталкивала её к "гулянию" с кавалерами и заставила убить нерождённое дитя. Это эпическая новелла, вся посвящённая нарастанию гнева и отчаяния. Актриса некрасивая, со шрамом на подбородке, пухленькая, нарочито кособокая. Текст в этой новелле выражает много меньше, чем лицо актрисы. Искажённое болью и ненавистью, оно вернуло меня к подзабытому чувствованию присутствия живого человека по ту сторону экрана. Добавлю ещё, что сама новелла - публично произносимое речитативом проклятие - единственная из семи не содержит никакого волшебства. Есть безумная Жизель, есть безумная Медея, и есть дочь, проклинающая мать.

"Крысолов". Мда. Несомненно, цельное художественное произведение. Даже красивое - холодной внешней красотой открыточных пражских видов, не подкреплённой внутренней красотой рассказанной истории. Собственно, рассказана притча о Крысолове, который не дудит в полную силу, чтобы не вызвать разрушительных последствий.
Данный средневековый сюжет интерпретирован следующим образом: когда Крысолов таки вдул в дудку воздух во всю силу лёгких, его просто никто не услышал из-за новогоднего звона курантов! Загаженная следами праздничного гулянья Прага сопоставлена с пейзажем "пира во время чумы".

Чем так не угодили режиссёру пражане и заслужили ли они подобное обидное обобщение - не мне судить. Но истеричная, изъясняющаяся лозунгами молодёжь в качестве и заглавных, и второстепенных персонажей наводит на мысль, что передо мной - образец чешского "молодёжного" кино. Причём редкий образец "молодёжного" кино, не содержащий сцен секса, поисков "дозы" и перепалок со стражами порядка. Буквально, только про смысл жизни:). Спасибо Брабецу и за это.

В "Крысолове" имеется два гигантских слабых места - актёры-любители и драматургия на уровне школьного спектакля. Не знаю, стоит ли после такой реплики продолжать:), но ещё одним наблюдением всё же поделюсь.
Хотя идейным источником "Крысолова" считается одноименная новелла Виктора Дыка, достаточно прочесть вот этот фрагмент и сравнить с образом Крысолова-качка-"неподвижноелицо" у Брабеца, чтобы понять условность намёков на чешскую литературную основу:
"Он смотрел на нее своими темными, вопросительными глазами. Он был высок и строен, он казался еще более стройным в своем прилегающем бархатном пиджачке и в узких штанинах. Его руки были маленькие и деликатные, словно руки женщины".

Собственно, из произведения В.Дыка, сценаристы "Крысолова" взяли, кажется, только имена мятущейся красавицы Агнес и её жениха Кристиана. Чего не было у Дыка - так это образов людей-крыс. Ясное дело, я подбираюсь к новелле Александра Грина "Крысолов".
"Коварное и мрачное существо это владеет силами человеческого ума. Оно также обладает тайнами подземелий, где прячется. В его власти изменять свой вид, являясь, как человек, с руками и ногами, в одежде, имея лицо, глаза, и движения подобные человеческим и даже не уступающие человеку, - как его полный, хотя и не настоящий образ".
 
Tags: 2000-2009, арт-кино, мистика, чешское кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments