Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Хроника ночи (СССР, 1972, реж. и автор сценария Алексей Спешнев)

- Мы опаздываем!
- ...в ад!

Заинтересовалась "Хроникой ночи" как жанровым кино о буржуазных террористах, захвативших самолёт над Африкой. Один из пассажиров дал им жёский отлуп (он же "наш ответ Чемберлену"), и это был простой советский скромный врач высокой квалификации. По крайней мере, такой сюжет ожидался мною после чтения описания на рутрекере.
Как-то в целом нельзя сказать, что обманули, но... "Все мы младенцы, заляпанные кровью". Это оказался артхаусный фильм. С первого же кадра артхаусный, ошибиться невозможно. Не знаю, как вы, для меня диагноз "артхаусности" подобен смертному приговору, я лучше стотыщпятый раз про зомби посмотрю. Но оператором фильма заявлен Юрий Марухин, бог внутрикадрового монтажа. Ради великого Марухина решила потерпеть высокое искусство.
На экране творилось СТРАННОЕ. Очень-очень-очень СТРАННОЕ. Высокое искусство приняло какие-то уж очень человеческие очертания.

Разгон сюжету дали вовсе не террористы. Ещё ничего не произошло, а советская журналистка уже напрямую, серьёзно и без малейшей игривости спросила советского врача, хочет ли он её как женщину (последовала её реплика: "А что? Мужик как все"), и одновременно дала понять, что он ей безразличен и даже антипатичен. Но так и не спросила, женат ли он. Врач отмычался, а журналистка продолжила гнуть свою линию, пока окончательно не застолбила врача за собой, на всякий случай ещё и уточнив его домашний адрес. Не каждая гражданка в 2012 году рискнёт заняться подобным анкетированием только что встреченного мужчины, а тут 1972 год. Фильм рвал шаблоны сходу. Если кто-то по незнанию сейчас счёл, что Джемма Фирсова - просто блондинка с длинными ногами, спешу разочаровать: кинорежиссёр-документалист, автор одного из лучших документальных фильмов о Великой Отечественной. Вот такие раньше были длинноногие блондинки на российских экранах.


Террористы комплексовали. Они не извинялись за зверское убийство пилота, но страх плескался в их очах.
Пассажиры тем временем чётко поделились на агрессивных капиталистов, стойких коммунистов, бойких анархистов и немое стадо, чувства которого выражал представитель ЮНЕСКО с пакетом живых рыбок. В лице своего представителя ЮНЕСКО предстала организацией-задохликом без воли к борьбе. Вполне справедливо, что тут скажешь. Правда, в 1970-х ЮНЕСКО в СССР ещё не считалась задохликом, так что кинообраз из фильма Спешнева можно счесть дерзким предвидением.
 

Анархистов насчитывалось трое - девица Габи, брюнет Пеппи и блондин Гуго. Габи дважды произнесла "дерьмо!" - один раз как ругательство, другой раз как констатацию. Неужели это показывали по ТВ? - удивилась я. Совершенно точно никогда не видела этот фильм.
Брюнета Пеппи играл будущий шоумен Ян Арлазоров. Здесь он был молод, тонок лицом, длинноволос и лиричен. Словом, без титров никто бы не узнал. Но мне больше понравился бойкий лицом Гуго с его классической репликой "Собственность - это преступление!".



Пока все со всеми выясняли отношения, происходил напряжённый поединок воль между вьетнамской кинозвездой, чья семья была сожжена заживо напалмом понятно где и когда, и гражданином США со спецподготовкой для действий понятно где и когда. Вьетнамка и американец вожделели друг друга не по-детски, но вендетта есть вендетта, и я гадала в растерянности, чем закончится их непростое молодое чувство. Угадать не представлялось возможным, потому что девушка оказалась уж больно непроста. Когда её знакомили с советским врачом, она произнесла стандартное "Очень приятно" так, словно её знакомят с убийцей родителей, но надо остаться вежливой девочкой.


Невероятный фильм, но ещё раз повторюсь, ВОТ ЭТО ВСЁ - занудный артхаус, неторопливый, с повторами и многозначительными кадрами. Всё начнётся и кончится блужданием безымянного персонажа "человек со скрипочкой". А Татьяна Конюхова (её, как и Арлазорова, без титров не узнать) одна успешно изобразила античный хор. Пойдёт налево - песнь заводит ("Когда же хоть что-нибудь случится? Скорее бы что-нибудь произошло!"), направо - сказку говорит ("Только бы всё это закончилось! Скорее бы всё это закончилось!").


Итак, режиссер Спешнев, оператор Марухин и вся актёрская команда соревновались, кому удастся сделать фильм ещё более НЕ советским, чем уже и так заподозрил зритель.
При этом как сценарист Спешнев, в принципе, сделал достаточно, чтобы сценарий не вызвал идейных нареканий. Здесь патриотично, там высокоинтеллектуально; схавают и пипл, и чиновники из худсовета. Реплика "Оставьте её, с марксистами пока драться не будем" согрела мой местечковый патриотизм, а нижеприведённый диалог пришлось прослушать трижды и записать на бумажку, чтобы определиться, кто же кого переспорил по-настоящему:
Террорист: - Человек всегда идёт на компромисс с Силой. В этом вся суть.
Советский врач: - Почему же мир меняется?
Террорист: - Мир не меняется. Меняется способ убивать.
Советский врач: - Почему же вы меня боитесь? Я безоружен, а вы меня боитесь. И знаете, почему? Потому что мир меняется.
Вы сами решайте. По мне, так победил советский врач. Мир меняется. Раньше никто не имел под рукой поисковиков с ответами на все вопросы, а теперь вон нас сколько.

Наконец, самолёт достиг кульминационной точки своего полёта, матрица псевдобоевика рассыпалась окончательно, и я увидела Фильм. Это не был постапокалиптический сюжет о трудностях выживания на Ноевом ковчеге, где всякой твари по паре. Это была повесть о том, что ковчегу плыть, в сущности, некуда, и подлинная жизнь именно на ковчеге и произошла.
Земля обетованная встретила пришельцев не слишком приветливо. В общем, спасение их не в том, чтобы куда-то прилететь и встать на твёрдую землю.
Tags: 1970-1979, антитеррор, арт-кино, постапокалиптика, советское кино, терроризм в кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments