Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

"Детство Горького" (СССР, 1938, реж. Марк Донской)

Поскольку имя Горького в моём детстве встречалось почти столь же часто, как имя вождя мирового пролетариата, Алексей Максимович надоел хуже горькой редьки. Сочетание усов, шляпы и острова Капри втайне ненавидела, а книг Горького не читала. За исключением "Дела Артамоновых", где обнаружился намёк на секс, а я училась в 7 классе, меня ещё волновало.
Между тем, не было в начале ХХ века более модных русских писателей, чем Леонид Андреев и - Максим Горький. Нет, ну Толстого там, Чехова, - этих тоже почитали и превозносили, но именно как классиков. А Горький с Андреевым пришлись ко двору ради своего, сермяжного, родного, нужного - для извращений ума.
Дореволюционные извращения ума мне не близки и не понятны, поэтому в моих глазах Горький с Андреевым безнадёжно устарели. Но Горького уважаю как мастера монументальных афоризмов, иногда удачных.

Это я к тому, что "Детство Горького", экранизацию автобиографической повести Алексея Максимовича, взялась смотреть только из-за очередной кинорулетки, в которую ввязалась, как только обнаружила, что "Сатантанго" выпало кому-то другому и с этой стороны опасность не угрожает.
На самом деле, есть одно произведение Горького, с которым я довольно хорошо знакома, - правда, только благодаря экранизации, - и которое произвело колоссальное впечатление. Это "Мещане". Они явились мне в виде двухсерийной телепостановки 1974 года. Там режиссёром сам Товстоногов, в роли мерзейшего главы семейства - Евгений Лебедев, а светло оппонировал ему молодой и красивый Кирилл Лавров. Одно из сильнейших эмоциональных впечатлений от киноискусства, какие я когда-либо получала, вплоть до рефлекторных попыток разбить кулаком телеэкран, как только там появлялась физиономия Лебедева. Рекомендую, для чистых чувств.

"Детство Горького" само по себе - детское кино о распаде семьи. Семья никогда не была спаянной, поэтому рассказ о распаде ни за чем не нужен.
Кино не скучное, но и не бойкое. Съёмки большей частью павильонные. Персонажи отчётливо поделены на положительных и отрицательных, и высококлассным актёрам совершенно нечего играть. Но - в персонажах узнаются прототипы "Мещан", а актёры хороши и сами по себе. Если экранизация хоть сколько-нибудь похожа на автобиографию, а в автобиографии Алексей Максимович не наврал, то "Мещане" - это, оказывается, как раз предельное заострение впечатлений детства с последующей игрой в альтернативные судьбы. Спойлер:
[Spoiler (click to open)]
в "Мещанах" персонаж Кирилла Лаврова ушёл от гадов непобеждённый и с гордо поднятой головой, реальный же его прототип Цыганок умер совсем молодым и довольно страшной смертью.



Жизнь есть жизнь. Каким фильм задумывался в 1930-х, как проходил цензуру, ахала ли публика в острых эпизодах и прочие вопросы киношной археологии, - сегодня плевать нам на это и мы в своём праве. Тем более, правды о том, как на самом деле относились дети, да и взрослые, к такого рода кинопроизведениям, не узнать, потому что не так велик у тех зрителей был выбор, чтобы кочевряжиться и нос воротить.
Западные кинокритики своё слово сказали: записали Марка Донского в классики, а его "Детство Горького" классифицировали как must see шедевр, отчего он и попал в кинорулетку.
Но не все критики оказались такими конформистами, хотя на официальный международный тренд равнялись все. Например, советский рецензент В.Аринич (Искусство кино, 1938, №6) описал свои впечатления от киноновинки вполне официозно: "Люди измяты, изломаны жизнью, но в них нет мрачного трагизма. Чувствуешь, что поставленные в иные, человеческие, условия, они несомненно будут иными". Вот вас сейчас, наверно, слегка затошнило, а я три страницы такого текста прочла, почти без картинок. Но тут Аринич подпустил туману: "...В маленьком Алеше чувствуется будущий гуманист, друг людей, поборник истинно-человеческой жизни. Всё это удачно доносит до зрителя А.Лярский. И всё же хотелось бы видеть его более активным в жизни, более озорным в играх, более подвижным по уму". Уж не сравнивал ли кинокритик персонажей "Детства Горького" и "Бежина луга", погибшего фильма С.Эйзенштейна на тему Павлика Морозова? Может статься, втайне киноведы бунтовали и назло официозу рекламировали эйзенштейновский "Бежин луг" методом "от противного"...
Моё скромное мнение: некоторый современный шарм "Детству Горького" может придать типологический параллелизм с экономическими и психологическими проблемами населения распадающегося СССР. Тогда дети тоже смотрели на взбесившихся, поголовно спивающихся взрослых и не понимали, что происходит.

Тинейджер Алёша Пешков (актёр А.Лярский). От обычного пацанёнка он за полтора часа экранного времени дорос до будущего мастера болеть душой за судьбы народные. Стройный мальчик, хорошенький, со вздёрнутым носом и ямочками на щеках.



На новом месте ему нужно обзавестись новыми друзьями. По-моему, выбор очевиден.


Бабушка-сказительница Акулина Ивановна. Чувствуется, и персонаж, и актриса В.О.Массалитинова разбирались в попроказить.
В "Искусстве кино" за 1938 год №7 актриса дала небольшой отчёт о своей встрече с Горьким и работе над ролью. Очень, очень забавная интерпретация того факта, что экранизацию при жизни автора никто не поставил. Оказывается, все ждали, когда Варвара Осиповна выйдет из образа Кабанихи! Похоже, она издевалась.
На первом скриншоте у Акулины Ивановны на лице кровь.



Дедушка-мироед. Приготовился сечь внуков розгами в красном углу, под иконой. Очень набожный был мужчина. Бабушку любил, любя и поколачивал.



Приёмыш Цыганок. Актёр Даниил Сагал - человек-красота, человек-праздник. Посмотрела его фильмографию, чуть слёзы не навернулись. Такой классный парень в такой фигне снимался, эх...




Никуда не делось моё давнее впечатление, что Марк Донской стал классиком режиссуры только потому, что многим другим просто не давали снимать. Ну нет у меня к Марку Донскому тёплых чувств, ставил лиричные эпики строго по госзаказу.
"Детство Горького" построено как хрестоматия "правильных", дидактически полезных визуальных образов. Самый хрестоматийный и правильный из них на скриншотах. Ого, кросскультурная ссылка на Репина, подумала я. (Ну то есть, если считать всё дореволюционное артефактами другой культуры).


Забавный эпизод связан с литературным дебютом юного Алексея Максимовича. Только что сочинённая им эпиграмма резко не понравилась аудитории. Аудитория уже почти принялась разминать кисти рук, чтобы лично вчинить писаке иск за клевету, но тут в дело вмешался литературный критик. Он объяснил аудитории, как следует правильно понимать литературное произведение, и аудитория сдалась перед величием Искусства. Так Алексей Максимович научился вести себя непринуждённо и водить нужные знакомства в мире профессиональной литературы - даже прежде, чем увидел свою первую публикацию.


А вот и тайное послание режиссёра будущим зрителям: плюньте на официоз, здесь всё не так, как кажется.
На скриншотах встреча малютки Пешкова с таинственным дяденькой, который скрывался от полиции. В 1938 году скрывающиеся от полиции дяденьки с дегенеративными лицами хотели от маленьких стройных мальчиков с ямочками на щеках только одного - чтобы те, когда вырастут, не забывали болеть за судьбы народные. Но в наши дни из такого поворота сюжета выжали бы совсем другое, на что намекает странное вертикально-ориентированное НЕЧТО, от которого испуганно отшатнулась хрупкая берёзка на правом скриншоте.


Афоризмы Горького обрамляют данное кинопроизведение в текстовом варианте. И правильно, закадровый бубнёж действует не на всех.


Ах да, чуть не забыла существенно важное.
В фильме раскрыта тема котика!
Tags: 1930-1939, детское кино, экранизации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments