Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Освобождение. Огненная дуга (СССР, 1968, реж. Юрий Озеров)

Фильмы "про войну" в детские годы обожала. Любого качества, лишь бы с батальными сценами и чтоб наши обязательно победили. Детская кровожадность зашла столь далеко, что в эпизодах рукопашных я не зажмуривалась от страха, как и положено приличной девочке, а прикипала к экрану намертво. Зажмуриваться стала много лет спустя, когда наконец-то дошло, что удары кулаком в лицо и по корпусу, а уж тем более тыканье колюще-режущими предметами, - это очень больно.
С другой стороны, рукопашными схватками советское кино меня не баловало. Герои Великой Отечественной на экране преимущественно пригибались под артобстрелами, делали тра-та-та из пулемёта, иногда швыряли гранаты. Если к ним и подбегал сгоряча какой-нибудь немец в каске, то полностью открыв живот и челюсть для удара, а автомат почему-то держал дулом влево. В результате отвязную драку я впервые увидела и прочувствовала не во взрослом кино, а в детском военно-шпионском детективе "Зелёные цепочки", где персонаж Аристарха Ливанова, рыча и воя, пытался убить двух тинейджеров в запертой квартире. Это было очень страшно и совсем не по-детски.
Пришло время собирать камни. Пусть советский кинематограф и обделил меня когда-то всяким экшеном, но были у него и свои достоинства. Зачастую в этих фильмах драка рассказывала целую историю и помогала донести до зрителя общую концепцию фильма.

В "Огненной дуге" Озеров очертил пунктиром рукопашную танкистов.
Танки погорели, парни выбрались наружу, комбинезоны горят, кинулись тушиться в реку. Немцы добежали первыми, уже обмакнулись и принялись ловко отстреливать подбегающих к воде русских. Определённо, это не fair-play!


Получи, фашист, гранату! За стоящим посреди реки подбитым танком, оказывается, приходил в себя ещё один русский экипаж. Член этого экипажа, юркий невысокий поляк, сделал бульдожье лицо и швырнул в немцев гранату. После чего русские танкисты бросили на произвол судьбы своего раненого и ринулись на оглушённых немцев.
Немцы, хоть и такие же танкисты, а не физкультурники, ринулись навстречу. Кынжалы наголо, а там как кривая вывезет. Эти в чёрном и мокрые, те в чёрном и мокрые - фиг разберёшь, кто кого. В итоге расовая теория обижена Озеровым всерьёз и надолго: верх в борьбе одержал высокий блондин спортивного телосложения, но он не ариец, а славянин. Ура мы ломим гнутся немцы.


Тем временем не унимающийся поляк углядел дикие бесчинства. На берегу ещё один помятый русский экипаж претерпевал от ещё одного помятого немецкого экипажа. Поляк ломанулся на выручку к своим со скоростью торпеды. Вжик! и в глубине кадра наглый коротышка дерётся сразу с двумя или тремя здоровенными немцами. Я тут же сделала вывод, что поляк в детстве был хулиганом, потому что воспитанные мальчики, которые слушались маму и ели кашу, на рожон в одиночку не лезут.


Вот тут-то и наступил кинематографический момент истины. Слева в кадр, постепенно заслоняя дерущихся, вползал танк. Если не разбираться в тонкостях моделей, то невозможно сразу понять, советский танк станет сейчас доминировать или немецкий.
Никакого закадрового текста не понадобилось, всё и так понятно. Пока отдельные герои с обеих сторон били друг другу морды, не в силах остановиться и вернуться к своим раненым, продолжалось собственно танковое сражение. Не важно, как проявят себя танкисты, очутившиеся на поле боя в положении пехотинцев. Важно, чем закончится перестрелка танков. Это же Курская дуга, а не фильм с Брюсом Ли!
Tags: военное кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments