Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Через кладбище (Беларусь, 1964, реж. Виктор Туров)

Немеркнущая тихая классика белорусского военного кино.
В полуразрушенной церкви можно подготовить к транспортировке по немецким тылам взрывчатку, извлечённую из случайно найденной неразорвавшейся бомбы. Партизанам взрывчатка дозарезу нужна - а то поезда нечем взрывать.
Из отряда к владельцу находки послан человек шестнадцати лет. Они уже встречались как-то. Тогда в отряд трёх сыновей увели, и все трое вскоре погибли. Отряд продолжает сражаться, а от мирного обывателя, живущего на виду, не в лесу, устами шестнадцатилетнего сопляка требует новой жертвы...



Фильм очень тонких балансов. На первый взгляд, нестрашные немецкие порядки открыто противопоставлены ненасытному чудищу патриотизма. И всё же между приемлемостью мягкой немецкой тирании и внутренними импульсами к сопротивлению нет противоречия. Авторам удалось показать персонажей в те моменты, когда на них никакой немец не нападает, а злоба внутри всё же родилась. Злоба сиюминутная, безадресная, растворяющаяся в окружающем пространстве с той же лёгкостью, с какой пришла.
Но если злоба спонтанна, то не может ли и доброта быть такой же?

Игоря Ясуловича в роли святого/блаженного мне ранее видеть не доводилось. Смотрите сами, он смог переиграть фрески.
Не знаю, были у него ещё такие роли светлые? Всё-то он потом каких-то аферистов играл или потешных фриков.



В главной роли снялся 17-летний Владимир Мартынов. Заложишь взрывчатку, ляжешь и ждёшь. Час ждёшь, много часов. И вот тук-тук, тук-тук, поезд. Нажимаешь и... там же сотни людей внутри вагонов. Они кричат, ревут, все сразу.
Двумя годами ранее Тарковский снял "Иваново детство" - фильм о зарождении на войне жестокости в двенадцатилетнем ребёнке. У Виктора Турова персонаж заметно старше, шестнадцати лет, но такое же дитя несмышлёное. А фильм Турова о том, почему мальчик вряд ли станет жестоким, хотя его перестал пугать коллективный вопль сотен умирающих.





Пара любопытных моментов:
- Когда мальчик рассказывает, что ненавидит немцев за то, что они убили его мать, способ убийства меняется. То "штыком", то "расстреляли". Вряд ли он врёт. Наверное, действительно, убили. Только он своими глазами не видел, как было дело. Его мать могла погибнуть случайно, но мальчику важно иметь причину для личной ненависти.
- Когда телегу с партизанами остановил патруль на железнодорожном переезде, колёса поезда отбивали ритм сердца.
Tags: 1960-1969, белорусское кино, военное кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments