Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Высоко сижу, далеко гляжу

28 ноября планирую в Москве выступить с докладом на библиотечной тусовке в Рос. гос. библиотеке по искусству. Доклад будет про издательство "Цедрам" (издательство пьес и эстрадного репертуара 1934-1936 гг.). Но материалу за почти два года знакомства с советской драматургией накопилось, конечно, намного больше.
Даже ничего не зная о репертуаре советских театров сталинского периода, легко вычислить магистральные темы. В 1930-х - коллективизация, индустриализация, кулаки, диверсанты, троцкисты и косные антисоветчики, религия опиум для народа, эмансипация и превращение домохозяек в инженеров-конструкторов, а также слегка комичные комсомольцы-мечтатели. В 1940-х - война, разлучённые семьи, послевоенное жилищное строительство и продовольственная программа. И в 30-х, и в 40-х любовью драматургов пользовалась также тема хищения социалистической собственности.
Каталогизируя очередную пьесу, вбиваю в электронный каталог её краткий синопсис, который сама же и формулирую. Как минимум, приходится пробегать глазами финал и какой-нибудь монолог в середине. Но ничто из вышеперечисленного, по правде говоря, не влечёт меня как невольного читателя. Кстати, многие любят пожаловаться, дескать зачем вообще все эти жж. Считайте, в моём лице имеете целый один положительный пример. Блог кинопросмотров - очень полезный навык, когда нужно что-то кратко пересказать.

Вот типовая пьеса 30-х на тему святости колхозного имущества. Автора нарочно не пишу, он не важен.
Два колхозника стоят ночью на посту у поля с пшеницей, охраняют урожай от воров. Молодой колхозник признаётся старому, что влюблён в его дочь, комсомолку Наташу. Только старик отлучился неважно куда, молодой сторож засёк воришку. Упс, да это же сама красотка Наташа - и у неё в руках мешок срезанных колосьев! Любовь любовью, а тихо смыться парень девчонке не позволил, заставил отца дождаться. Эх ты, говорит, а ещё комсомолка, а я в тебя как дурак влюбился. Наташа от такого признания взволновалась. Отец, конечно, расстроился, но мысль отпустить дочь восвояси у него тоже не возникла. Сторожа решили сдать воровку в правление. У меня волосы дыбом, пока я это читала. Вдруг появляется секретарь комсомольской ячейки, весёлый такой. Прикиньте, ночь кругом, да? За ним следом вся комсомольская ячейка, и Наташа стоит ржёт, радуется. Мы, говорят, вам комсомольскую проверку затеяли, насчёт бдительности и сознательности. Молодой сторож обрадовался, ура-ура, поженимся. Типа хэппи-энд. Я боялась в зеркало глянуть, вдруг там уже седая прядь. Ночь, луна, люди с голодухи колосья воруют, отец родную дочь в кандалы посылает, на сцену вываливаются бесшумно подкравшиеся комсомольцы, и это такой хэппи-энд. Мама дорогая. Советская пьеса самая советская пьеса в мире.

Конечно, самое любимое - комедия Николая Погодина "Аристократы". Про обитателей трудовых лагерей на строительстве Беломорско-Балтийского канала. Комедия. Про лагеря. 1934 год. Ознакомиться не решилась, на первой же странице застреваю. Видимо, генетическая память меня тормозит.

И всё же есть одна тема, которая смотрится свежо и непринуждённо. Есть в ней очарование бесконечной наивности. Это - тема "другого", типовой иностранец проездом в типовом СССР. Будь то капиталистический мистер Твистер, который не находит точек соприкосновения с миром идейных антиподов, или скептично настроенный разночинец, который к концу вояжа превратится в очарованного социализмом странника, - никто из этих персонажей, конечно, и близко не похож на настоящего живого человека. Но зато какое забавное зеркало отечественных комплексов и провокаций!

Для примера - комедия Льва Шейнина "Роковое наследство" (1949 год).
Сюжет: В круиз по Волге отправились группа граждан США (консул, журналист и обычный авантюрист) и пожилой фотограф Семён Михайлович Тузов из городишки Васильсурск с дочерью Валей. Американцы не обращали внимания на попутчиков до тех пор, пока не узнали, что по законам США вознаграждение в полтора миллиона долларов достанется тому, кто отыщет наследника покойного миллионера Майкла Тузова, который прибыл в США прямо из Васильсурска. Кто письменно известит Тузова о наследстве, тому и достанутся полтора миллиона! Между американцами начинается соревнование за симпатию Тузова и его дочери. Дело доходит до драки между алчными американцами. Сам же старик Тузов не желает слышать ни о каком американском родственнике, считает тему зарубежных родственников и наследства провокационной и всячески уклоняется от подписания каких-либо бумаг. Разобравшись, в чём дело, Семён Михайлович извещает телеграммой своего дальнего родственника в Невьянске, прямого потомка и истинного наследника Майкла Тузова. Теперь невьянский Тузов получит основную часть наследства, а васильсурский Тузов - полтора миллиона как лицо, поставившее наследника в известность. Оба Тузовых планируют передать деньги в бюджет своих городов.

Комедийную часть сюжета составляют тактические хитрости трёх настырных американцев по принуждению недоверчивого старика подписать письмо-извещение, их взаимные каверзы и диверсии в ограниченном пространстве речного парохода. Романтическая часть сюжета - попытки подольститься к гордой советской девушке, которая тем временем вовсю крепит чистое светлое чувство с гордым советским капитаном и плевать хотела на дурацкие мифические миллионы.
Бедные американцы! Советские граждане отрицательно реагируют на известие о богатстве, ведь от излишка денег в сталинском СССР человеку одни неприятности, а приятностей никаких. Последующая инкарнация и духовный брат Семёна Михайловича Тузова - небезызвестный Семён Семёнович Горбунков, который тоже не реагировал положительно на шальные деньги.

Лев Шейнин сделал беззаботную комедию нравов только в том, что касалось американцев. Советская составляющая, увы, пропитана пафосной дидактикой. Я специально выписала реплику Вали, обращённую к американскому консулу: "Я никогда не была в Америке, но слышала ваши радио, читала ваши книги, смотрела ваши картины. И вот, тоже скажу прямо, мне не интересны фильмы, в которых только убивают и целуются, ловят друг друга и сходят с ума... Ваша музыка лишена мелодии и чувства, а я дочь народа, давшего миру Чайковского и Глинку, Рахманинова и Рубинштейна. И меня не радует американский джаз с его лязгом и воем... Но дело не только в радости. Как криминалист, я понимаю и вред такого искусства. И не удивляюсь, ч то в Америке, еще до войны, каждые 21 секунду убивали, или грабили, или совершали кражу со взломом. А после войны эти преступления участились втрое".
Эх, Лев Романович, такой сюжет испортили!

Но самое лакомое - советские ромкомы и комедии положений. Те, которые совсем бесконфликтные. Путаница, кто кому жена или дочь в санатории, чей младенец в купе, кому принесли телеграмму, за кого обещала выйти замуж передовая комсомолка и т.п. Попадаются действительно смешные комедии, написанные очень живым языком.
Все неснятые на плёнку комедии 30-40-х, они в виде пьес остались. У нас развлекательный кинематограф был бы не хуже голливудского, кутерьма и дым коромыслом.
А если ещё и шпионские пьесы о диверсантах все экранизировать, то вообще сплошная красота - мордобой, интриги, суровые чекисты и роковые красотки у пограничных застав. Ах, как он её любил, как ловко она выведала у него завтрашний пароль...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments