Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

"Молодой лес" (Польша, 1934, реж. Юзеф Лейтес)

К моему огромному сожалению, фильм не переведён на русский язык. Смотрела на польском, там всё более-менее понятно. Так что, считаю, особо не переврала.
Школьная драма от одного из лучших польских кинорежиссёров первой половины ХХ века.
1905 год, Царство Польское. В обычной гимназии коллектив радикально мыслящих юношей-патриотов прессует конформиста Стефана. А дело было так:
В гимназии ЧП: кто-то разбросал листовки мутного подрывного содержания с подписью "Комитет". Инспектор гимназии в целях курощения засранцев и психологического давления на предполагаемых членов Комитета задал на уроке простой, понятный вопрос: кто величайший полководец конца 18 века. Мол, не назовёте же вы своего Костюшко, который из всех сражений всего одно выиграл, да и то почти случайно. Юный поляк ни за что не хочет ответить по учебнику "Суворов". Суворова в Польше ненавидели даже сильнее, чем потом в Хакасии станут ненавидеть Гайдара, и по тем же причинам. Казалось бы, ответь "Багратион", он всё равно грузин, получи свою законную тройку и радуйся жизни. Но нет. Ученик по фамилии Вальчак идёт на принцип: "Наполеон!". Педагог в бешенстве, Вальчак впал в патриотический амок, конфликт вылился в открытое неповиновение старшим. Крайним оказался в итоге ученик по имени Стефан, потому что он не пожелал конфликтовать с педагогом на пустом месте.
Юные паршивцы тут же начали увлекательную игру "забей крысу". Крысой назначили Стефана и практически довели до самоубийства. Ну как же, он же сын школьного учителя (профессора гимназии)! Уже по этой причине бедолага испытывал постоянное давление со стороны одноклассников. От него требовали тоже стать патриотом - ненавидеть самодержавие, презирать жандармов, не повиноваться старшим и непременно плюнуть в душу родному отцу. Зачем? Затем. Почему? Потому.
Как и положено в фильмах агитационного содержания, представители самодержавия постепенно раскрываются как люди низкой душевной организации, таких и убивать не жалко. И одного, действительно, убили.
Когда несчастный Стефан всё-таки сумел доказать, что не продавался царизму за тридцать русских серебренников, его охотно приняли в дружеский круг и даже не заметили, сколь омерзительно выглядит братание палачей с загнанной ими жертвой. Само собой, вопрос о наказании убийцы, от чьей руки пал человек в погонах при исполнении, - такой вопрос вообще не поднимался. Типа, сам виноват, одним больше, одним меньше, держиморда-сатрап проклятый и всё такое (по моим прикидкам, вдова и четверо детей, как минимум).
Апофеоз - пение национального гимна. Новую великую Польшу отстроят именно эти зарвавшиеся самодовольные щенки, и они ничем не отличаются от зарвавшихся самодовольных щенков любой другой нации, не будем тыкать пальцем.

Вот такое кино. По-моему, отлично. Вся правда о квасном патриотизме во всей его мерзости, как он есть. Плюс вся правда о склонности современников поддаваться психологическому давлению и воодушевляться стадным чувством. Не будем тыкать пальцем.
Если спросить меня, как я понимаю социалистический реализм, приведу в пример "Молодой лес" Юзефа Лейтеса. Это идеально соцреалистическое кино, в котором всё личное приносится в жертву воле коллектива. При этом волей коллектива является курс на такое светлое будущее, в котором нет места кому-то, кто коллективу чем-либо не нравится. Любые иные контуры Светлого Будущего очерчиваются в выражениях настолько общих, что их и контурами-то счесть нельзя, но список лиц, от которых желательно избавиться, всегда будет конкретен.

"Молодой лес" соревновался в конкурсной программе первого московского кинофестиваля и был показан советской кинообщественности 23 февраля 1935 года. То есть фильм увидели кинокритики и кинематографисты-москвичи. Не могла понять, почему они не вознесли работу Юзефа Лейтеса до небес. Ведь отличный повод объявить, что социалистический реализм победительно шагает по планете. Вон, даже буржуины-поляки не удержались и сняли фильм по всем канонам - дистиллированный, идеальный образец соцреализма создали.

Какая я наивная всё-таки. Ларчик просто открывался. Оторопь у советской общественности вызвал тот факт, что в идеологически безупречную форму оказалось возможным вложить абсолютно неканоничное содержание. Офигеть открытие - соцреализм и коммунистическая пропаганда не близнецы-братья! Такую пощёчину советская общественность стерпеть не смогла. "Молодой лес" назначили фашистской пропагандой и в этом качестве предпочли забыть, наплевать и растереть. Поэтому каждый критик пропускал своё подлинное мнение о фильме через внутреннее министерство правды.
Какая картина получилась на выходе, об этом ниже. Но сперва процитирую мнение польского киноведа Стефана Пиотровского в том пересказе, который дал советский полемист М.Живов в газете "Кино" 17 апреля 1935 года: "Свои претензиии в этом отношении он [Пиотровский] мотивирует тем, что, мол, на просмотре фильм был принят горячо, что виднейшие деятели советской кинематографии дали о нём прекрасные отзывы, но на следующий день вся советская печать "по команде" поместила отрицательные рецензии о нём". То-то же. Мастер мастеру глаз не выклюет, мэтры соцреализма интуитивно признали родственность польского шедевра своим шедеврам.

Мнения советских кинорежиссеров об увиденных на фестивале заграничных фильмах появились в газете "Кино" 1 марта.
Эти первые отклики в печати на фестивальные просмотры своей идентичной лексикой сигнализируют об отсутствии спонтанности, о предварительном обсуждении и согласовании позиций. На одной газетной странице в интервью разных кинематографистов (Кавалеридзе и Ромма) мелькает одна и та же "серость тематики" иностранных кинокартин. Причём "Молодой лес" в этом смысле прочим иностранным фильмам противопоставлялся.
Иван Кавалеридзе: "Исключение составляет свежий по краскам мастерства польский фильм "Молодой лес".
Михаил Ромм: "Значительно интереснее польская картина "Молодой лес". Это - сугубо националистическая картина, которая изображает польское освободительное движение лишь с точки зрения господствующих классов и тем самым резко искажает и общий характер революционного движения 1904-1905 гг. Тем не менее эта резко агитационная, проникнутая шовинистическим духом картина производит впечатление благодаря большой свежести и темпераментности режиссёрской манеры".
Режиссёры Сергей и Георгий Васильевы выделили "Молодой лес" как образец хорошей режиссуры: "Оставляет также впечатление польский фильм "Молодой лес" реж. Лейтиса. Лейтис - один из немногих режиссеров, который пробует поднять средствами кино серьезную тему борьбы с царизмом. Однако это ему в целом не удалось, ибо трактовка дается с позиций националистической буржуазии. "Молодой лес" имеет хорошую режиссерскую отделку. Например, диалог жандарма с преподавательницей истории является прекрасным куском конденсированной кинематографической речи".
Григорий Козинцев заметил: "Для нас всех представляет огромный интерес просмотр заграничных картин. Из виденных нами фильмов мне больше всего понравилась польская картина "Молодой лес". Хотя этот фильм и показывает неправильно события 1905 года, но все же целый ряд кадров (быт царской гимназии, образы педагогов) сделаны верно, правдиво и мастерски. Режиссер картины "Молодой лес" обладает большим талантом, у него есть настоящее чувство лирики и юмора".
Комедиограф Григорий Александров из виденных фильмов особо выделил мюзикл "Вечно юная" англичанина Виктора Севиля и ..."Молодой лес": "Польская картина сделана также на основе очень серьёзного сценария, автор которого показал наличие больших драматургических способностей. Работа над фильмом глубоко продумана и выдержана".

Ну, это мнения режиссёров. А что же кинокритики?
В том же номере "Кино" от 1 марта появились три рецензии Михаила Гринберга - на французскую драму "Мария Шапделен", на "Вечно юную" и на "Молодой лес". В лице М.Гринберга официальная кинокритика произвела тщательное сличение польского фильма с советским учебником истории, сходств не обнаружила и признала фильм негодным.
В том же духе высказался о "Молодом лесе" ленинградский интеллектуал Адриан Пиотровский в газете "Кино" от 5 марта: "Зрителям фестиваля были показаны такие открыто националистические картины, как итальянский "1860 год" и польский "Молодой лес". Последний фильм, бесспорно талантливый, особенно показателен. Лирика первой молодости, первой юношеской любви, обаяние городской весны, взволнованность дружбы и материнства - целый комплекс сильнейших эмоций мобилизован здесь автором, чтобы вызвать в конечном счёте резкий патриотический шовинистический эффект. Авторы не брезгуют прямой социальной демагогией. Школьники - герои фильма, инициаторы и активисты подпольного националистического кружка, сознательно показаны как демократическая молодёжь, как дети швеек, сапожников, бедных чиновников. На образах этих лживо подлакированных "демократических" героев хотят создатели фильма воспитывать фашистскую молодёжь сегодняшней Польши".

Редакция журнала "Искусство кино" постфестивальной рефлексии посвятила апрельский номер. "Молодой лес" не попал в центр внимания, но упомянут в трёх материалах этого выпуска журнала.
Тандем Георгия и Сергея Васильевых в статье "Профессиональное мастерство" произвёл на меня глубочайшее впечатление. Одно дело, когда в уютном бложике наугад лепишь догадку про соцреализм, а другое дело - когда с тобой практически согласны самые что ни на есть классики соцреализма: "Стало совершенно очевидным, что режиссеры западного и американского кино исключительно внимательно присматриваются к методам работы советской кинематографии. Так, ряд больших интересных фильмов, показанных на фестивале, несомненно, сделан под влиянием советского кинематографа ("Хлеб наш насущный", сцена восстания в "Да здравствует Вилла!", "Молодой лес"). Характерным для всех этих вещей является то, что авторы их отодвигают личную любовную интригу на второй план, подчеркивая моменты социальной направленности".
Выступление Григория Козинцева озаглавлено "Фальсификация действительности": "По совершенно беззастенчивой фальсификации истории интересна польская картина "Молодой лес". Из нее мы с глубочайшим удивлением узнаем, что события 1905 года в Польше были преимущественно... гимназическим движением, носившим исключительно националистический, а не революционный характер. Режиссер этой картины в данном фальшивом замысле все же показывает своеобразное мастерство, а в целом ряде сцен создает прекрасные образы педагогов царской школы".
Юлий Райзман отстрелялся короткой заметкой "В поисках выхода": "...это судорожные поиски выхода из того положения, в котором находятся капиталистические страны. Отсюда явно фашистский польский фильм "Молодой лес", отсюда же утопический фильм Кинг Видора "Хлеб наш насущный".

Поляки, разумеется, обиделись, что их фильм обозвали фашистским и не дали премии. Очередной номер варшавского журнала "Новости кино" содержал материалы о впечатлениях от московского фестиваля и колкие размышлизмы о провале "Молодого леса" у российских кинокритиков.
Ворчание поляков не прошло незамеченным, и 17 апреля очередной номер газеты "Кино" вышел с полемической статьёй М.Живова "Поговорим по существу". Моё любимое место в этой статье - то, где Живов объясняет полякам, что все советские отзывы о "Молодом лесе" как под копирку писаны по той причине, что генерились с марксистских позиций. И в самом деле, не могут же ортодоксальные марксистские позиции давать широкую палитру мнений! Вот все мнения и были одинаковыми.

Источники (кликабельны):
Говорят советские режиссеры: С. и Г. Васильевы, В. Пудовкин, Г. Козинцев, Г. Александров, Бек-Назаров, И. Кавалеридзе, Л. Кулешов, Г. Рошаль, М. Ромм, Д. Вертов: [Интервью] // Кино. - 1935. - № 10 (662) (1 марта). - С.2.
Гринберг Мих. Молодой лес: [Рецензия] // Кино. - 1935. - № 10 (662) (1 марта). - С.3.
Пиотровский А.И. Вооружённая кинематография // Кино. - 1935. - № 11 (663) (5 марта). - С.1.
Васильев Г., Васильев С. Профессиональное мастерство // Искусство кино. - М., 1935. - № 4. - С.28-29.
Козинцев Г.М. Фальсификация действительности // Искусство кино. - М., 1935. - № 4. - С.31-32. Ссылка на с.31 и ссылка на с.32 с нужной цитатой.
Райзман Ю. В поисках выхода // Искусство кино. - М., 1935. - № 4. - С.33-34.
Живов М. Поговорим по существу // Кино. - 1935. - № 18 (17 апр.). - С.2.

Подробности Международного Московского кинофестиваля 1935 года все здесь.

Далее предлагаю небольшое путешествие по скриншотам из "Молодого леса"



Жизнь в гимназии бьёт ключом. Этот юноша смущён и несколько зарёван: вся моська в чернилах. От хулиганов спасу нет! Буквально не дают погрузиться в сладостный мир школьной программы.



Школьный сторож, однорукий, русский. Называет себя ветераном русско-турецкой войны, но всякий раз путается в показаниях, где именно ему руку оторвало. То под Плевной, то ещё где-то. Смешной добрый дядечка, втихаря продающий курево школьникам.



Та самая крамольная листовка.
Приблизительный перевод: "Товарищи! В пагубном влиянии царской школы мы видим врага; врага тех идеалов, за которые гибли и гибнут прекраснейшие сыновья отчизны. Клянёмся защитить вас от деморализующего влияния и из камер школы-тюрьмы вывести на широкий путь изучения польской школы и польского духа! Будьте готовы! Главный Комитет Союза польской молодёжи".



Педагогические сливки остро чувствуют, что их только что взбили. А ну как инспекция, а в гимназии какой-то Комитет орудует, а?!



Где молодёжь возле барышень толчётся, там у них и маёвка с дележом тиража новых листовок. Женская гимназия тоже нуждается в обслуживании свежей подпольной прессой, знаете ли!
Стоит в центре красавец Витольд Захаревич. Несгибаемый фанатик-садист из Комитета - его первая заметная роль в кино.



Шпики из Охранки так и вьются вокруг, так и выглядывают.



Проследовав за гимназисточкой, шпик попытался на безлюдной улице выхватить у девушки портфельчик с листовками.
Кулаком в челюсть было бы эффективнее, но иные шпики бывают весьма куртуазны. Так что сначала бедолагу отмутузила крепкая польская дева...



...а потом поставил точку нокаутом случайно проходивший мимо Стефан. Насчёт листовок Стефану, конечно, невдомёк. Просто увидел, как наглый тип барышню тискает, вот и кинулся ...поучаствовать.



До дому проводил, познакомился, романтика, катанье на лодке. Светлое Будущее рисовалось Стефану как-то примерно так.





Меж тем, младший брат Стефана пришёл из школы с фингалом. Одноклассники избивают мальчика за то, что он сын школьного учителя. Т.е. сын поляка-ренегата, продавшегося гнилому русскому царизму.
Стефан только ухмыляется, глядя на детские дела. Он не желает замечать, какие сволочи эти маленькие поляки-националисты. Стефан ни с кем не ищет ссоры.



В школе случился маленький скандал. Один из старшеклассников нарисовал карикатуру на безобидного старенького преподавателя французского языка, который на каждом уроке терял очки и вопрошал "Где мои окуляры?"
На доске мелом нарисован дёрганый чёртик в поисках очков.
Француз требует, чтоб автор карикатуры назвал себя, но школьники только ржут. Офигеть, какая смешная шутка над беззащитным пожилым человеком.



Громче всех ржёт гимназист Вальчак (крайний слева). Патриотизм и высокая нравственность в его голове почему-то не едины. Кто бы сомневался.



Обиженный старик тут же пошёл жаловаться директору. Прибывший директор не может сдержать смеха, потому что на доске уже не чёртик, а другой рисунок, ещё более обидный, - свинья в очках. Директор, правда, не понял, что это уже карикатура на него. Учеников разбирает глумливый ржач. Директор пытается сохранить лицо и быть строгим, а принявший свинью на свой счёт француз чувствует себя оплёванным, опозоренным и преданным. Директор удалился, а старик почти плачет: "Никто от меня худого слова не слышал. Учу вас тому, что хорошо знаю. И вот вся моя награда!". Школьникам наконец-то становится стыдно. Карикатурист признался, получил прощение. Все счастливы, катарсис. История с травлей Стефана подготовлена во всех деталях.







И вот случился казус Суворов vs Наполеон. У Стефана, который имеет репутацию благонадёжного юноши примерного поведения, публично спрашивают, разделяет ли он мнение своих одноклассников о Наполеоне.
Стефан не разделил. Он и ранее дискутировал с одноклассниками и критиковал их манеру свысока относиться к конформистам старшего поколения. К сожалению, контекст ситуации исказил суть высказывания Стефана. Попросту говоря, получилось, что произнося своё личное - известное всем! - мнение, он предал одноклассников и выслужился перед директором.
Школьная драма как жанр во всей красе. Если педагоги хотят продавить через тебя свой моральный авторитет, они тебя подставят на раз-два-три.
Так Стефан против воли нажил открытых врагов.



Если бы Стефан покривил душой и отважился надерзить педагогам, то дело спустили бы на тормозах. Не могли же учителя подвергнуть наказанию сына своего коллеги.
Но всё вышло так, как вышло. Теперь сироте Вальчаку за его хамство с Наполеоном и общее поведение грозит отчисление из гимназии. Это значит, никаких шансов на университет и в армию ему дорога. Ну правильно, гимназию Вальчак уже развалил, очередь за армией.
Остаться в гимназии можно только если публично, на общей линейке, отречься от своих слов. Слезами и мольбами старушка-мать (бедная швея-надомница) уговаривает сына не губить свою жизнь и принять условия директора.
Но произнести заготовленное отречение на школьном собрании Вальчак так и не смог. Манерно рухнул в обморок.
В роли Вальчака (как и во всех ролях гимназистов) очень зрелый, опытный актёр. Конечно, он не смог выдать себя за восемнадцатилетнего юношу. Но передать истероидность своего персонажа сумел будьте-нате.



Всё, теперь Стефан почти труп. Лидер Комитета (Витольд Захаревич - единственный молодой актёр, ему 20 лет с маленьким хвостиком) сдвинул брови и дал сигнал к бойкоту.
Ах, Витольд, Витольд. Этой ролью он предрёк собственную судьбу. Когда во время второй мировой подпольный актёрский союз запретил полякам идти на службу в немецкие театры, актёр Захаревич, вынужденный в одиночку содержать мать, жену и ребёнка, пошёл работать на немцев и испытал все прелести бойкота и травли. Желая вернуть честное имя, он ввязался в сомнительную историю с изготовлением фальшивых паспортов для скрывающихся евреев. Вся акция оказалось провокацией, гестаповской ловушкой для неблагонадёжных дурачков. Захаревич и его мать попали в Освенцим. Первой сожгли мать, затем сына.
Он считался одним из красивейших актёров своего поколения. В 1939 году получил приглашение в Голливуд, но не решился уклониться от мобилизации в польскую армию, там и войну встретил. Эх, лучше б Голливуд сбежал. Чёртов патриотизм, сколько народу из-за него зазря пропало.





Стефан получил звучную оплеуху, выданную при всех напоказ, а за дверью школы "предателя" ожидает толпа скандирующих гадости пацанят из младших классов. Любимая девушка отказывается от продолжения знакомства.
Затравленный юноша осознал, что напИсал против ветра Польской Истории, то есть сам кругом виноват.
При том, что он не сочинял, не изготавливал и не разбрасывал листовки, не хамил педагогам, не рисовал карикатур. Защищал незнакомых барышень от господ в пикейных жилетах. Ему не в чем упрекнуть себя, кроме одного: он рискнул не поддаться общественной истерии и держаться своих личных, - бытовых и приземлённых, но честных - целей. Нет, этот номер не прошёл. Получи по морде.







Вовремя пришедший домой отец обнаруживает сына с пистолетом у виска. Обалдевший папаша выдал инсайдерскую информацию: злокозненный Комитет вот-вот арестуют, так что некому станет разжигать бойкот против Стефана и всё устаканится.
Отбросив оружие, Стефан трясёт папашу за грудки и кричит, что ненавидит. Папашу ненавидит, а садистов-комитетчиков, значит, обожает. Мда.



Далее Стефан совершил героический подвиг, спасая заседание Комитета от облавы. А когда в школе директором был задан вопрос, кто совершил такую-то и такую-то антиобщественную выходку, Стефан встал и взял вину на себя. После чего встали все одноклассники и тоже взяли вину на себя.
И тут наконец-то заблудшему Стефану стала видна мощь и красота коллективизма, ценность которого им ранее отрицалась. Когда ВСЕ держатся нагло, наказать нельзя НИ ОДНОГО.
Правда, уже были известны такие меры морального воздействия, как расстрел без разбору каждого десятого или второго. Но общая концепция социалистического реализма не предполагает аналитического разъятия ситуации после того, как действие доведено до высшей эмоциональной точки кульминации, особенно если прилагается немедленный катарсис. Никого не накажут, обвинения в предательстве сняты, Стефан испытал огромное облегчение, груз забот как рукой сняло. Он так рад, что с ним снова дружат, аж забыл дать по морде каждому, кто ранее его гнобил.
Довольно страшный фильм, если вдуматься.
И если заменить "польскую школу и польский дух" на "пролетарии всех стран соединяйтесь", то чем это отличается от махровой советской пропаганды? Ничем.
Tags: 1930-1939, архив, молодежная тема, польское кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments