Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Русский остров доктора Моро

Парафраз "Острова доктора Моро" не мог не появиться в России конца 1990-х. Всё располагало. И лёгкость в умах необыкновенная, и привычка к самым диким экспериментам, и общая усталость от проявлений открытой озверелости.
Фабулу Уэллса очистили от заострённости на устаревшем вопросе, является ли интеллектуально неразвитое существо полноценным человеком. Является, не является, какая разница? Главное, чтоб органы годились для трансплантации. Так в 1998 году появился "Контракт со смертью" Дмитрия Астрахана по сценарию Олега Данилова - страшная городская сказка, построенная по бульварным формулам.

На остров вивисектора Моро-Игнатовского (Андрей Мягков), замаскированный под благотворительный санаторий,



свозят бомжей, алкашей, проституток и отвергнутых обществом неформалов.



Занимается этим тонким делом вербовщик Антон Евсеев, парень с лицом мирного гоблина и опытом пребывания в горячих точках.





Асоциальные элементы так достали его за время работы в милиции, что Антон сгоряча побил одного, да и вылетел с госслужбы.
Но от шанса продолжить борьбу за чистый город наш герой не отказался. Он устроился на работу в тот самый закрытый "санаторий" при некоем благотворительном фонде.
Фонд возглавлял обаятельный депутат Государственной Думы, женатый на ассистентке хирурга Игнатовского.





Как раз от жены депутат узнал о технологическом прорыве в отечественной трансплантологии, вот и замутил отличный бизнес. Хирург, нежно любимую жену которого несколько лет назад зарезал на улице грабитель, согласился изничтожать подонков общества с пользой для общества. Ну а депутат решил вопросы первоначального финансирования проекта и открыл "санаторий", куда стали свозить обрадованных бомжей-алкашей для поправки здоровья.
Профессор Игнатовский ещё не знает, что ему предложат пересаживать бомжатские органы не рядовым согражданам, а богатеньким буратинам. И не смертельно больным, а с лёгкими шумами в сердце. И не бомжатские, а от социально "нормальных" доноров.



Новичок на Острове, вербовщик Антон действовал весьма успешно. Завербовал в пациентки "санатория" уличную развязную камелию Верку, поймал на вокзале солдатика-дезертира. И они охотно пошли за улыбчивым парнем простецкой наружности.



Вместо того. чтобы мучаться вопросом, человеки ли они, зверюшки на русском острове живут быстро, счастливо и умирают здоровыми под скальпелем доброго доктора Моро. Зверюшек классифицировали как опасных хищников и тупых свиней, а значит и проблема гуманизма и врачебной этики трактуется только в её прикладном животном аспекте.



Разумеется, стоило среди пациентов "санатория" появиться уличной революционерке Ане, неистово громящей невинные торшеры в дорогих ресторанах,



...как Антону тут же пришлось определяться с кардинальным вопросом нашей современности.



Либо Аня человек и её можно полюбить,



либо Аня зверюшка и тогда Антон зоофил, а по его собственной классификации социопатов это очень низкая ступень.



Да, определённо, Аня человек, так что Антон приготовился дышать на неё нежно и трепетно.





Ну, сюжет "Острова доктора Моро" все знают. Дальше профессор Игнатовский запутается в вопросах врачебной этики, а Антон сгоряча разнесёт хатёнку по брёвнышку, хотя и не без сложностей.









Дополнительный шарм истории придала тесная связь Острова с Большой землёй. В качестве депутата Госдумы владелец "санатория" взялся, ни много, ни мало, поставить на голосование проект закона об утилизации социальных отходов. Для начала организовал ток-шоу, где зрителям предлагалось позвонить в студию и высказаться за или против утилизации бомжей. Тут же находятся граждане, рассуждающие не только о личной неприязни к бомжам-алкоголикам... гомосексуалистам... шумным соседям... но и о необходимости упорядочить социальную санитарию, соблюсти интересы государства, поставить под законодательный контроль, проконсультироваться у академиков.



Сценарист Данилов метко попал в самую суть нравственных мутаций. Действие фильма разворачивается в обществе, где личная неудачливость, неспособность к социальной адаптации, слабость воли, - все эти спутники нашей вариативности превратились из простительных недостатков в пункт обвинения и даже приговор. С этими новыми "социальными пороками" сравниваются классические старые - жестокость, эгоизм, жадность. Персонажи довольно быстро выясняют на собственном примере, что табель о рангах среди пороков всё-таки действительно приспособилась к веяниям эпохи.
Спрашивается, если мутировали пороки, не могут ли мутировать вслед за ними и добродетели?..
Вот для чего нужны сказки. Ставят вопросы, дают ответы. А вы или "за", или "против".
Но кое-кто всё равно над вами посмеётся. Ха, биоматериал имеет мнение о себе, вот умора.



This entry was originally posted at http://adzhaya.dreamwidth.org/821323.html. Please comment there using OpenID.
Tags: Остров доктора Моро
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments