Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Пан Твардовский. 1936

В предыдущем посте можно освежить в памяти исторический очерк легенды о пане Твардовском (польском Фаусте XVI века). Там же приведена информация о двух первых экранизациях - 1916 года (Владислав Старевич) и 1921 года (Виктор Беганьски).
Экранизация номер три принадлежала Хенрыку Шаро, автору душераздирающей драмы "Сильный человек". Закольцевать тему экранизаций можно тем фактом, что "Сильного человека" в 1916 году экранизировал Всеволод Мейерхольд. По сравнению с российским кино, польское несколько запаздывало, так что некоторые первые экранизации польской классики ставились для русскоязычной публики.
Итак, в 1929 году Хенрык Шаро посоревновался со Всеволодом Мейерхольдом. Ставя в 1936 году свою версию "Пана Твардовского", он соревновался сразу с двумя предшественниками, Владиславом Старевичем и Виктором Беганьским. Но знакомясь с паном Твардовским'36, который, на мою удачу, доступен на Рутрекере в русском переводе, следует помнить, что по-настоящему конкурировать Хенрыку Шаро пришлось не с полузабытыми к тому времени постановками 15-20-летней давности, а с новой классикой европейского кино.
Конкурировать, это громко сказано, понятное дело. Но без оммажей, похоже, не обошлось. Благодаря garibal один честно диагностированный мною оммаж вы можете лицезреть прямо сейчас. Убитый дьяволом старый колдун (слева) умер в той же позе, в какой умер Носферату в кадре у Мурнау (справа). Других оммажей не заметила, но может кто-то из вас окажется удачливей.



Элементы жанрового, трюкового кино в постановке Шаро присутствуют в немалом количестве, но бытовой комедии и мелодраме уделено не меньшее внимание.



По мне, так принцип "редко, но метко" себя оправдал. Например, десяток мумий - статистика, одна мумия - арт-объект.



Шаро, в отличие от Беганьского, ставил не фэнтези с русалками и чертями, а фаустовский сюжет в национальной интерпретации. Поэтому пан Твардовский в экранизации 1936 года столь же самонадеян, как и Фауст, но это не результат саморефлексий одиночки-интеллектуала, которому не с кем умным словом перекинуться, а проявление полноты национального духа. Как истинный польский шляхтич, пан Твардовский в гневе буен, в мести коварен, в любви щедр, в науках охоч до сенсаций, в выпивке без тормозов.



Кроме того, он никакой не одиночка, а плоть от плоти шляхты народной, человек с чувством плеча и оплот монархии. Что интересно всякому благородному гордецу, то интересно и Твардовскому, и наоборот, так что польскому обществу главный герой не противопоставлен. Вот группа деревенских шляхтичей в национальных костюмах, в том числе и Твардовский, осмеивает в краковском кабаке городских щёголей, разряженных по последнему итальянскому фасону.



Мефистофеля, то бишь Дьявола, на мой вкус в фильме маловато. Может, Шаро посчитал его не достаточно национальным элементом сюжета?



По крайней мере, на гримёре, пастижёре и костюмере для Дьявола продюсер не экономил.
Актёр Казимеж Юноша-Стемповски погиб в годы второй мировой. Бойцы подполья пришли убивать его жену как агента гестапо, муж вступился, так что ему досталась пуля. Один из лучших польских актёров первой половины ХХ века.







В роли алхимика другой гигант перевоплощения - Стефан Ярач. В фильме "Его большая любовь" того же 1936 года (реж. Мечислав Кравич) Стефан Ярач сыграл сразу две роли: спонтанного убийцу с комплексом Наполеона и самого Наполеона. А тут он просто старый алхимик, который не рад молодому конкуренту.



Поскольку в рутрекеровской раздаче не всё переведено, а кое-что считывалось зрителями-современниками из контекста, то сделаю несколько дидактических комментариев.

Девиз "Ty liczysz moje godziny" - "Ты считаешь мои часы". Выезжающие сверху из часов фигурки, понятное дело, срифмованы с этапами взросления ребёнка-Твардовского.



Алхимик-отшельник читает “Nicolai Copernici De Revolutionibus Orbium Caelestium” – трактат Николая Коперника “Об обращении небесных сфер”. Первое издание книги вышло в Нюрнберге в 1543г., второе – в 1566г. Трудно судить, хотелось ли авторам фильма представить алхимиков еретиками. Трактат Коперника был внесён Ватиканом в “Индекс запрещённых книг” только в 1616г., а до тех пор мог находиться у частных владельцев вполне легально.



В келье отшельника Твардовский нашёл спрятанную в тайнике книгу чародейской магии “Satani Magni Sacrificium” – “Сатаны Великое Приношение”. Полагаю, этот фолиант целиком на совести сценариста.



Актёр Юзеф Венгжин в роли короля Зигмунта II Августа, тоскующего без своей прекрасной Барбары. В роли призрака Барбары снялась Зофья Линдорфувна.
В реальной жизни Юзеф ради брака с Зофьей принял православие, а то по католическому обряду он уже был ранее обвенчан с другой дамой. Такие вот пылкие страсти и на экране, и в жизни.
Снялся Венгжин и в фильме "Княгиня Лович". Это байопик польской национальной героини, буквально грудью прикрывшей Польшу от происков самодержавия, то бишь ставшей морганатической супругой великого князя и престолонаследника номер один Константина Павловича. В "Княгине Лович" Венгжин идеален в роли истероидного мужчины-динамо, толкнувшего свою красавицу-невесту в объятия противного русского престолонаследника.



Сценарий, в основном, основан на книге Крашевского. Но в него включён мотив баллады Адама Мицкевича “Пани Твардовская”. Это эпизод гуляния в корчме пьяного Твардовского. Именно Мицкевич описал, как Твардовский превратил двух посетителей корчмы в животных, а третьему приделал ко лбу неиссякаемый источник водки.

Выходные данные:
Польша, студия “Ультра-фильм”, 1936
Реж. Хенрык Шаро. Авторы сценария: Вацлав Гонсиоровский, Анатоль Стерн. Оператор Северын Стейнвурзель. Художники-постановщики Яцек Ротмилл и Стефан Норрис. Композитор Ян Маклякевич.
В ролях: мать Твардовского – Мария Малицка, Твардовский – Франчишек Бродневич, дочь управляющего Кася – Мария Богда, слуга Мацек – Ян Курнакович, дьявол – Казимеж Юноша-Стемповски, алхимик Мацей – Стефан Ярач, краковская красавица Нета – Эльжбета Барщевска, тётка Неты – Мечислава Цвиклиньска, жених Неты – Богуслав Самборски, слуга жениха Неты – Станислав Селяньски, призрак Барбары Радзивиллувны – Зофья Линдорфувна, король Зигмунт II Август – Юзеф Венгжин, гостья насвадьбе Неты – Лода Немижанка.

This entry was originally posted at http://adzhaya.dreamwidth.org/828981.html. Please comment there using OpenID.
Tags: 1930-1939, мистика, польское кино
Subscribe

  • О гуманизме в советском кинематографе

    А вот кстати, в "Собаке Баскервилей" Масленникова любопытен тот момент, когда Баскервиль говорит, как был бы рад, если бы собаку изловили и надели на…

  • "Хищника" пересмотрела

    Землистого цвета неуверенной походкой в плаще с кровавым подбоем и вместо мозга плавленый сырок. Лишнее зачеркнуть, сырок оставить, самоизоляция…

  • Смотришь киностаринки, ловишь лайфхаки

    В 1986 году кривые дорожки Всепожирающей Лю заставили Мика Данди переехать из австралийского буша в славный град Нью-Йорк. Опрометчивый шаг, да, там…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments