Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Токийский скиталец (Япония, 1966, реж. Сэйдзюн Судзуки)



Молодой телохранитель Тэцу хотел быть якудза, но босс велел жить честно и чтить Уголовный кодекс. Тэцу пытался жить честно, но это ещё труднее, чем быть якудза.
Так куда же податься прирождённому самураю в мире, где самураи стали чем-то архаичным и быстро вымирают?

Фирменное чувство юмора в этом фильме Судзуки проявил всего один раз, но зато в самый неожиданный момент. Несмотревшему трудно поверить, но это ОЧЕНЬ смешной кадр.



Смычка искусства кино с искусством дизайна, вот что хотел воспроизвести Тарантино в "Убить Билла". На мой взгляд, Квентин не слишком смел в цветовой палитре, его тянет на гармонические сочетания. А вот у Судзуки кругом будоражащая дисгармония.
Понятный мир якудза рушится, кругом предательство, подлость, забвение устоев. Сиреневое с красным - цветопоэзия хаоса чувств, и толика серого - холод логически принятых решений.









О, слишком много серого. Девушка так надеялась на что-то яркое. Но всё яркое - это она сама и есть, а Тэцу старается слиться с серой вселенной, иначе хаос чувств не удастся контролировать.







Главная фишка фильма, которую скриншотами не передашь, - особенное построение мизансцен-перестрелок. Персонажи, снятые на довольно близких планах, ловко ныряют за всякого рода укрытия, и вместо противников Тэцу видит всё больше чужие локти и коленки. Такая манера постановки и съёмки причиняет зрителю определённый дискомфорт, позволяет, так сказать, вжиться в дезориентированность Тэцу.

Парень так молод! Как же он оказался представителем вымирающего вида? И даст ли его умирающий мир достойный бой новым, циничным временам без чести и совести?





Никто не понимает Тэцу лучше, чем его смертельный враг, такой же дезориентированный и вымирающий.



Постепенно Тэцу постигает, что встроенность в социальную структуру больше не является гарантией стабильности. В новом мире всё держится на личных порывах и симпатиях, то есть на ломке социальных структур. Это чудесный мир новых возможностей, но Тэцу себя в нём не видит.



Самурай с порывами и симпатиями? Как этому научиться и не сойти с ума?
Да, понадобится вторая серия. Ужель "Рождённый убивать" 1967 года? ...он же чёрно-белый! да и главгерой немножко сошёл с ума.



Бедный Тэцу, в этой серии или в следующей, но тебе всё-таки однажды придётся умереть молодым, хоть ты и бессмертен, как бессмертна твоя грустная песня "Я токийский скиталец".
Вот думаю, не воображал ли себя бессмертным самураем другой персонаж другого фильма ("Подземка" Люка Бессона). Он лежал и пел, а все ждали, что он сейчас умрёт. И ведь такая перекличка с фильмом Судзуки по пунктам распада устоев, хаоса чувств, вписанности в социальные структуры и импульсивности в личных симпатиях.

Tags: 1960-1969, арт-кино, боевики, криминала будни нелегки, самурайские фильмы, японское кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments