Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Укрытие / Hideaways (Ирландия, 2011, в титрах французские фамилии)

Надо же быть в курсе девочковых тенденций в кинематографе. И я решила посмотреть какое-нибудь сравнительно свежее кино про то, как встретились два одиночества.
Восемнадцатилетний мальчик жил одиноко в лесу, чтобы не навредить людям, которые к нему неосторожно приблизятся. У мальчика наследственный дар из области ядерной физики: когда ему больно, он дезинтегрирует вокруг себя живую материю. Радиус поражения - метров до пятнадцати. На скриншоте. что характерно, коровы. Я приободрилась. Авторы фильма, похоже, знали толк в важных темах.



Лишённые опеки несовершеннолетние граждане, судя по фильму, могут свободно поселяться в диких лесах, питаться бурундучками и белочками, и всё это без малейших надежд на хотя бы среднее образование. Всем плевать.
В лесную избушку на огонёк забрела девочка из близрасположенной больнички. У девочки неоперабельный рак пищеварительной системы. Очевидно, именно по этой причине она запросто отняла у мальчика его самодельное рагу из фазана и белки и уплела за обе щеки без каких-либо нехороших последствий для самочувствия. Я пригорюнилась. Это же сумасшедший дом, а не работа сценариста. В первый раз слышу про сочетание столь страшного диагноза со столь свободной диетой. Впрочем, актриса подобрана с таким расчётом, чтоб мы ясно видели: никакой рак ни разу не заставил её героиню питаться одним творогом с молитвой. И вообще на её внешнем виде болезнь никак не сказалась - маков цвет, а не умирающая.





Поскольку с мальчиком в целом всё ясно, сценарист сосредоточился на девочке. Жить ей осталось по всем прикидкам максимум месяца три, и девочка жаждала напоследок успеть прислониться к крепкому мужскому плечу, если найдётся такой смельчак. Вот, собственно, это и составило сюжет фильма.
В больничке дееспособные мужики в дефиците. Девочка пошла в лес и откопала себе дикое мачо-мачо системы маугли.





Но её ждало горькое разочарование. Мачо-мачо оказалось на редкость застенчиво и окромя общей задумчивости не выражало иных признаков предрасположения. Можно было даже заподозрить, что мне показывают облегчённый парафраз "Стрелочника" Йоса Стеллинга.



Дальше юная любовь всё-таки расцвела пышным цветом в заданном девочкой направлении. Кто бы сомневался.



Проблему дезинтеграции с радиусом поражения пятнадцать метров это не сняло, и сценарист Nick Vincent Murphy уверенной рукой вывел своё произведение к финалу.
Но постановщица Аньес Мерле еле-еле поспевала за ним. Разменяв полтинник, она так ни разу не удосужилась ознакомиться с азами режиссуры и поставила фильм, в котором действие отдельно, персонажи отдельно, а зрители вообще ни при делах.
Например, для сюжета имело принципиальное значение, как отнёсся друг детства, неосторожно покалеченный главгероем, к своему несчастью.



И что же? Маленький ребёнок с порванными лёгкими не отыграл прощальный взгляд в спину, который элементарно связал бы начальный эпизод с финальным.
Ну а в бравурном финале, когда в радиус поражения нового типа попали все убогие калеки, обитающие в больничке, и их жизненный статус вдруг резко поменялся, статистки-медсёстры не отыграли должное изумление. Безобразие. Чем госпоже Мерле не угодила режиссура по Станиславскому?

Выглядит всё в целом так, словно французы играют в американское кино. Особенно это понимаешь на реплике "Тебе здесь нечего бояться! Всё в порядке, я уверена!". Тем не менее, в американизированном сюжете не обнаружились спецслужбы, разыскивающие без вести пропавшего странного ребёнка - чудо новейших военных технологий. Да, умение разбираться в теме коров - ещё не гарантия хорошего сюжетостроения.

Досмотрела только чтобы узнать, чем всё кончится.
Tags: мелодрамы, фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments