Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Category:

Тёмные глубины на ярком солнце

Прабабушка моя, хористка ленинградских академических театров, находила Льва Лещенко самым элегантным мужчиной из всех, кого показывали по телевизору. Эстетически прабабушка формировалась ещё при царе, даже во фраках и смокингах разбиралась, поэтому я ей верю.
Если советская эстрада связала прабабушку с миром её прошлого, то не связала ли она меня с миром моего будущего?
Эпоха расцвета разнообразных ВИА, которую я застала, изобиловала странными, совершенно инфантильными лирическими персонажами с непонятными коммуникационными проблемами. Юноши кружили вокруг барышень с невнятно выражаемыми намерениями, но не решались подойти и познакомиться. Так я по наивности полагала в детские годы. Злилась на смутно-романтические инфантильные песни и не понимала, почему они меня пугают, завораживают и очаровывают.
Прозрение пришло недавно. Молодёжь, поклонявшаяся Виктору Цою и группе "Алиса", прозябала в омуте бесцветного реализма эпохи застоя, где не находилось ничего более творческого, чем высадка алюминиевых огурцов. А мы, любители "Песняров" и Людмилы Сенчиной, получали сигналы и микроимпульсы из живых запределий и мрачных глубин.
За примером далеко ходить не будем. Вот "Первое апреля", популярная песня из репертуара Валерия Ободзинского:
Как ты очутилась там где я живу,
Это мне приснилось или наяву?
Волосы поглажу, за руку возьму -
Лишь тогда поверю счастью своему.
Еще деревья спят под снежной тяжестью,
Еще кружатся белые метели -
А мне все кажется, а мне все кажется -
Что ты вдруг скажешь: "Первое апреля!"
Стало небо синим - звезд не сосчитать,
Каждый день отныне мне как праздник ждать -
И приходит радость, и уходит грусть,
И поверить счастью я опять боюсь!

Если счесть, что это монолог молодого мужчины, который впервые познакомился с красивой девушкой и всё никак не может прийти в себя от радости, то мы имеем дело с гражданином, нуждающимся в помощи психотерапевта. Юноша не уверен в себе, изводит даму тактильными намёками и подозревает в нехороших намерениях. К врачу, срочно к врачу.
Либо... либо это изящный рассказ в стиле маньякотриллера. Монолог серийного убийцы-некрофила, глава первая, "Как я начал". В этой песне есть всё: случайный выбор жертвы, некрофильские игрища, помутнение сознания с последующим общением с покойницей, нарастающая потребность в новом убийстве. Он будет убивать её снова и снова, хватит на целый телесериал.
Это только одна песня, а имя им легион. Серийные маньяки, поджидающие по вечерам студенток возле общежитий ткацких фабрик, заполонили эфир. Но там были ещё и вампиры, оборотни - о, сколько оборотней придумали советские поэты-песенники! - мини-гитлеры, повелители стихий и прочие сказочные человечки.
"Ну а если спросят вдруг, где любимая и друг, промолчи в ответ с улыбкой, пусть никто не видит сердце поседевшим от разлук", - а ведь он их уби-и-и-ил...
Tags: мемуары, музыка в виде вопросов и ответов, советская правда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments