Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

"Алмазы ночи" Яна Немеца, 1964

Алмазы ночи: Драма. ЧССР, 1964, ч/б. Продолжительность 63 мин.
Вторая мировая война. Два юноши 17-19 лет смогли сбежать из товарного поезда, вёзшего их в концлагерь. Теперь они вдвоём блуждают по чешским сельским буеракам. Голодные, во рту цинга, но другой молодости у них всё равно не будет, только такая.
У них нет имён. Для главного героя есть только прошлое, которое научило его даже посреди дикого леса мыслить категориями цивилизованного общества - воспоминаниями о пражском отрочестве...
UPD: беседа об "Алмазах ночи" состоялась в журнале jeanix  вот здесь.

Кинополотно, сотканное Яном Немецем, пронизано сюрреалистическими образами, возникающими в мыслях одного из героев. Второго мальчика мы почти не будем видеть - он больше силуэт, чем лицо. Повествование сосредоточилось на одном герое.

Фильм прославился поразительным ассоциативным монтажом. Кусочки, означающие воспоминания, ассоциации и бред героя, - они как раз такой продолжительности, чтобы быть понятными, но не превратиться в самостоятельное отдельное действие. Здорово.
Особенно сложно было (бы) оторваться от экрана в финале, когда герой пытается определиться в своём отношении к хромому напарнику по несчастью. Тот как бы в чём-то виноват, но есть нечто простое и хорошее, содеянное хромым ранее, через что главный герой уже никогда не сможет переступить. Всё это выражено только монтажом, без единого слова.

Несколько смутил такой специфичный (голубоватый, наверное?) взгляд кинокамеры оператора Мирослава Ондржичека. Как-то он уж слишком пристально вглядывался в главного героя. При этом "субъективной камеры" я не заметила, т.е. это не взгляд хромого мальчика.

Смутило меня это потому, что если гомосексуальные подтексты никак особо не заявлены, - то это не значит, что мне они не примерещились.
Да, воображаемое многократное убийство крестьянки трудно приплести к подспудному женоненавистничеству. Скорее, действительно, борьба за жратву. И какая-то молодая особа в глубине квартиры дважды принималась эротично раздеваться. И женщины с пышными формами томно выглядывали из пражских окон. Всё было, не отрицаю.

Однако дважды повторяющееся воспоминание об улыбающейся парочке стройных офицериков в новой с иголочке форме на залитой солнцем улице... как знать, с чем это ассоциировалось у главного героя? Уж больно офицерики манерные, слащавые, нестрашные.

Извините, мне очень стыдно, что я докапываюсь до таких маловажных пустяков, когда налицо голод, физическое изнеможение, ограничение свободы передвижения и высказывания, социальная униженность.
Просто, если некоторая навязываемая зрителю "голубоватость" взгляда означает, что мальчик чувствует себя не только социальной жертвой, а ещё и абстрактно-сексуальной жертвой... тогда мои раскопки имеют смысл, и к перечню бед героя следует добавить притеснённость чувственных отношений.
 
Tags: 1960-1969, арт-кино, военное кино, дух духовности духовитый, психологический психологизм, чешское кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments