Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

История моей политической активности

Родилась я, напомню, 26 июля 1973 года. Соответственно, в августе 1991 мне было аккурат 18 лет. А 12 июня, когда Ельцина выбрали президентом РСФСР, мне 18-ти лет ещё не было, так что моя совесть чиста.
Демонстрация 20 августа 1991 года на Дворцовой площади в Ленинграде считается крупнейшей проельцинской демонстрацией из всех, какие когда-либо были. Около 400 тысяч участников, и одна из них - восемнадцатилетняя я.
Мемуар таков. Вечером 19-го позвонила сводная папина сестра, жившая на Итальянской (это улица, идущая параллельно Невскому проспекту, там Русский музей) и спросила, пойду ли я с ней завтра на Дворцовую на демонстрацию против ГКЧП. Она преподавала экономику в Технологическом институте и считалась (и являлась) самой умной в семье. Поражённая самой идеей, что в наше время возможны классовые бои, я выразила энтузиазм и утром приехала к тёте на Итальянскую на метро. Только питерцам дана роскошь ходить на митинги мимо Русского музея через проходные дворы Капеллы. Это наш фирменный питерский стиль, на меньшее мы не согласны. Не знаю, откуда википедия взяла цифру 400 тысяч, по моим прикидкам народу было примерно миллион или миллиард. Если считать от мэра Собчака и парадного входа в Зимний дворец, я стояла, гудела и махала кулачком сразу за Александринской колонной, чуток левее. Опыт пребывания в толпе незабываем, рекомендую (но только при условии, что люди пришли без палок). Действия мгновенны, без рассуждений, скорость реакции одного края толпы на действия другого края - примерно 0,2 секунды. Помню, как мгновенно все затылки обернулись в сторону Штаба гвардейского корпуса, где из окон только что вывесили гигантский баннер "Мы с вами!". Но что именно говорили в микрофоны у Зимнего человечки с трибуны, разобрать было невозможно. Утверждаю это, как гражданка без нарушений слуха, так и не ставшая жертвой музыки в наушниках (по причине отсутствия таковых). Нервное возбуждение сделало своё дело: я поняла, что минуты через две меня стошнит от восторга. Тётя не могла рисковать единственной связкой ключей, так что ей пришлось самолично отконвоировать малолетнюю дуру обратно на Итальянскую. Из-за меня она пропустила значительную часть движухи. Надо знать мою тётю, чтоб оценить масштаб её подвига.
С тех пор моя политическая активность больше себя не проявляла. Раз уж выяснилось, что от политики меня тошнит.
Tags: время питерское, мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments