Елена Комиссарова (adzhaya) wrote,
Елена Комиссарова
adzhaya

Categories:

Человек, которого надо убить (Югославия, 1978, реж. Велько Булайич)

Хочешь прослыть представителем интеллектуального кинематографа, сними "фильм-притчу". Желательно сразу с аллюзиями на Новый Завет. Чтоб непременно пришедший из ниоткуда мессия принялся фарисеев в их храме дразнить. Хорошо при этом, если мессия будет посланцем Сатаны, а фарисеи - православными. Кинематограф тем интеллектуальнее, чем заковыристее.
А если хочешь развлечь зрителей обнажёнкой, развратом и целующимися лесбиянками, то... тоже сними "фильм-притчу". С аллюзиями сразу на всю христианскую мифологию, чтоб добро даром не пропадало. Обряди чертовку в костюмчик, открывающий именно те места, что женщины обычно прикрывают, и поручи взмыленному от усердия чёрту насиловать согрешивших монахинь, вот тут-то народ к экранам и подтянется.
Притчевая форма ничем не сковывает и всё оправдывает.



В 1762 году российского императора Петра III жена извела, сама корону надела. Служившие при царской особе черногорцы обиделись и отбыли на родину. Что логично, так как Екатерина II предпочитала брать в любовники восточных славян, а южными пренебрегала.
Мы все над Екатериной любим позубоскалить, дескать, до седых волос малолеток совращала. Тем не менее, около сорока мужчин объявили себя её мужьями, никто их не заставлял. Пылкая немка все отбракованные экземпляры ссылала в Нерчинск. Ни одна женщина не может похвастаться таким обилием клонов мужа, любовно собранных в одном месте. Читать Википедию без завистливой дрожи невозможно.
За несколько лет в Нерчинске сформировалась внушительная коллекция самозванцев. Но одного, самого желанного, Екатерина изловить так и не смогла. Сами понимаете, какая это досада для коллекционера. Нерчинск набатом бил в её сердце.
Дело в том, что исключительно достойный клон объявился в 1766 в Черногории под именем Степан Малый. Черногорцы усадили его на трон под белы рученьки, согласились пренебречь традиционной для них клановой системой политической власти и от большого воодушевления дали отлуп сразу на два фронта - и туркам, и венецианцам. Представляете, как такой лидер украсил бы нерчинскую коллекцию?! ...Набатом, набатом в сердце. Как ни просила Екатерина черногорцев подарить ей вон того, в мантии, ни за что не отдали. Самим, говорят, нужен, и всё тут. Наверное, жадные были. А потом Степана турецкий шпиён зарезал кынжалом вострым, и спорить стало не о чем.
Таковы исторические факты.
Велько Булайич сделал из фактов притчу по рецепту, описанному в начале поста. В части обнажёнки и разврата зрелище преимущественно на любителя, но грим Сатаны отличный, хоть и люто театральный.



Итак, в Аду обеспокоились. Подсуетились. Проверили, нет ли среди чертей кого-нибудь, похожего на покойного Петра III, чтоб заслать своего агента под прикрытием в Черногорию, где русского императора очень любили за геополитическую моральную поддержку. Так вот же отличная кандидатура: школьный учитель чертячьих наук Фарфа. В диссидентстве не замечен, но и шансов на продвижение по службе никаких. Валяй, Фарфа, закрепись в имидже самозванца, а там, глядишь, и российский престол твой.



Фарфа помедитировал задумчиво, рожки на лбу сточил и пошёл к черногорцам. Позвольте представиться: царь.



Черногорцы обрадовались. Красивые девушки ни в чём не могли Фарфе-Степану отказать. Всё складывалось удачно.



Но Фарфа чёрт простой, без амбиций, дальше Черногории света белого не видел. В общем, он оказался хиппи-неформалом. И в Питер к жене не поехал, хотя она часто приглашала, и в Черногории с местным клоном РПЦ воевать не стал. Да фиг, говорит, с вами, живите сами по себе, а я буду сам по себе... царствовать.
В Аду обиделись. Ишь, какого змеёныша на груди пригрели, чойто у него мозговая нитка из уха лезет?



А так как это притча, то бишь кино для умственного разврата, то финальный кадр - пол-лица местного резидента сатанинской канцелярии и пол-лица местного православного активиста. Замутили общее дельце, а теперь стоят плечом к плечу и над наивным Фарфой смеются. Видимо, мне следовало из этого сделать какие-то выводы, но я оказалась деградантом, не справилась.



Любителям кино, сочетающего в одном флаконе религиозную/антирелигиозную рефлексию, исторические факты и духоподъёмное диссидентство, не следует пропускать белорусский фильм "Житие и вознесение Юрася Братчика" (1967, реж. Владимир Бычков и Сергей Скворцов) и польский фильм "Дьявол" (1972, реж. Анджей Жулавски). Черногорский режиссёр на их фоне эпигон, решивший выехать на эпатаже. В 1978 году эпатаж смотрелся круто, попасть в советский прокат "Человек, которого..." не имел ни малейших шансов. А вот сейчас вряд ли смог бы впечатлить, если только ваша фамилия не Милонов. Повествование ближе к финалу довольно бессвязно, так что за вычетом эпатажа мне, если честно, смотреть было не на что.
Tags: 1970-1979, костюмное кино, мистика социального маркетинга, политика в кино, россика в кино, эротика в кино, югославское кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments